Выживший…

Выживший…

Интимные

Морозов с трудом поднял свою голову и огляделся по сторонам: на небольшом участке захудалой лесополосы царила атмосфера жуткого хаоса. Все было в какой-то дымовой завесе и пахло гарью, вокруг были его мертвые солдаты. Залипшими от собственной крови и грязи глазами парень тщательно пытался всмотреться и понять, что же произошло до того, как его сослуживец, с кем он шел, считай, нога в ногу весь этот длинный путь, встал на прикрытую травой мину. Но у него это с трудом получалось, хотя сознание уже частично вернулось. Попытавшись пошевелиться, как жуткая агония пронзила его онемевшее тело, и солдат, ругнувшись, ударив кулаком в мокрую, пахнувшую сыростью и кровью землю, тихо застонал.

— Т-с-с… Не делайте резких движений, вам нельзя… — услышав приятный женский голос с русским говором, парень расслабился. Он хотел повернуться на его звук, но каждое малейшее движение доставляло ему дикую боль.

Они случайно встретились взглядами, и быстрая улыбка проскользнула на ее красивом лице. Девушка внимательно рассматривала его, взгляд ее больших карих глаз, как ему казалось, пытался проникнуть в самые потаенные уголки его измученной души. Она аккуратно поднесла к его рту железную кружку с чем-то, что терпко пахло какой-то травой и алкоголем и, придерживая маленькой изящной ручкой, дала ему отпить.

— Вот, возьмите, попейте.

Он жадно отхлебнул настойку, которую так заботливо предложила ему эта незнакомая девушка, и закашлял.

— Просто чудо, что вы остались живы… — наклонившись, она теплой ладонью потрогала его лоб. — Кто вы? Как ваше имя?

— Я командир партизанского отряда… — оглядевшись по сторонам, он, запнувшись, продолжил. — Похоже, бывшего отряда… Выжившие есть?

— Нет, к сожалению, вы один, кого я нашла… — с горечью, смотря ему прямо в глаза, ответила девушка. — Не больно вы и похожи на командира. Встать сможете?

Парень кивнул, хотя прекрасно понимал, что без помощи этой миниатюрной и хрупкой девушки ему не обойтись. И она, как будто понимая это, уже наклонилась к нему и, бережно взяв его руки, обвила вокруг своей шеи, помогая ему подняться. И потихоньку, стараясь не причинять ему лишней боли, повела его в сторону лесополосы, или, вернее, то, что от нее осталось, за которой находилась ее полуразрушенная от бомбежек деревня. Дома, дав ему брусок мыла, чистые вещи, указав на деревянную дверь, она вышла на улицу.

Приведя себя немного в порядок и наспех перекусив горячим, он лег на здоровенную железную кровать и отключился. Семен очнулся оттого, что яркий свет уличного фонаря бил ему прямо в лицо. Ох, если бы на окне этой комнатушки были ночные шторы! Тогда ничто не мешало бы встать и одним движением руки погрузить маленькую комнатушку в благодатную тьму. На часах, стоявших на комоде и громко тикающих, было три часа ночи. Спать больше не хотелось и он, решив подышать свежим воздухом, медленно и почти бесшумно передвигаясь на ощупь по дому в поисках выхода, чтоб не разбудить свою «няньку», которая почему-то с недоверием относилась к нему, побрел к еле уловимому свету, вышел во двор. На улице было прохладно. Он полной грудью вдохнул холодный воздух и осмотрелся по сторонам: как все-таки жестока война, скольких жизни людей она перечеркнула и сделала их несчастливыми, отняв у них самое дорогое: родных и близких. И теперь, смотря на полуразрушенные дома и хаос в округе, Семен думал, как быть ему дальше. Вопросов скопилось множество, но, к сожалению, ни на один из них не было ответа.

— Не спится? — услышав за спиной голос Маши (так звали его спасительницу), парень обернулся.

Девушка стояла на крылечке в одной сорочке. Сквозь эту тоненькую полупрозрачную ночную рубашку отчетливо вырисовывалось очертание ее стройной фигурки и небольшой упругой груди, у которой, видимо от ночного холода, торчали темно-розовые соски. Семен судорожно сглотнул и отвел взгляд. Внизу живота у него приятно заныло.

— Вам нехорошо? — испуганно спросила девушка, подойдя ближе, она протянула руку к его лбу, чтоб померить температуру.

Убедившись, что все в порядке, она сделала шаг назад, как вдруг почувствовала его руки на своей талии. Семен резко притянул ее к себе, и их лица оказались рядом. Мария почувствовала теплое прерывистое дыхание губ, а его глаза смотрели в упор на нее. Девушка поняла без слов, что в его теле проснулось желание обладать ею, и от этих мыслей по телу приятно разлилось тепло… Уверенными движениями он прижал девушку к себе еще ближе и поцеловал. Он целовал ее жадно, впитывая сладость нежных губ. Мозг Маши отказывался работать, она в этот момент желала только одного: чтобы его прикосновения и поцелуи длились как можно дольше.

Семен, оторвавшись от ее губ, ласково прикоснулся к шелковистой кожи шеи девушки, чувствуя аромат душистого мыла, а затем медленно, не прекращая горячих поцелуев, опустился дальше вниз к ее красивым грудям, он накрыл ладонями два этих упругих полушария и принялся нежно, сквозь тоненькую сорочку, массировать кончиками больших пальцев темно-розовые соски, пока те не налились желанием и жаждой новой сладостной ласки. Он непроизвольно застонал и глухо выговорил:

— Пошли…

Он потянул ее за собой в сторону полуразрушенной темной беседки. Удивительно, но стол и лавочки в ней оказались целыми. Приподняв нежно девушку, он посадил ее на край круглого стола. Скинув с себя рубашку, обнажив перед ней свой торс, он, наклонившись, впился губами в ее мягкие и податливые губы, привлек ее ближе к себе, ощущая легкую дрожь. Задрав сорочку, он кончиком пальца прикоснулся к ее затвердевшему соску. По телу будто электрический заряд прошел. Она выгнулась вперед, подставляя свою грудь для поцелуев. Его язык проворно ласкал ее груди, в то время как рука опускалась ниже и ниже… Когда он коснулся заветного местечка, девушка, ахнув, выгнулась еще сильнее… Ее дыхание стало прерывистым, возбуждение было накалено до предела… Его губы, руки, язык творили с ней что-то невероятное, ее тело мандражировало на каждое прикосновение, выгибаясь и требуя более откровенных ласк… И он не заставил себя долго ждать.

Он вошел в ее возбужденное лоно, закрывая ее стоны жадным поцелуем. Его движения были медленными, он как будто растягивал и наслаждался каждым движением, возбуждаясь сильнее оттого, что чувствовал, как в ней загорается огонь желания все сильнее и сильнее. Ее громкие стоны превратились в сиплые хрипы, а коротко подстриженные ноготки хоть и мягко впивались в его спину, но все же оставляли за собой красные полосы. Семен ускорил темп движений, чувствуя, что Маша уже не в силах больше сдерживать дикую эйфорию, захлестнувшую ее и завладевшую каждой клеточкой возбужденного до предела тела. Он погружался в нее, чувствуя, как она трепещет в его объятьях и что совсем скоро будет приближение фейерверка, сладкого освобождения от накалившегося накала страсти. Семен ускорил темп, толчок… Еще… Еще… И вот, закричав от дикого наслаждения, Маша в его объятьях замерла, чувствуя, как оргазм накрыл ее мощной лавиной, лишая возможности воспринимать суровую реальность окружающего мира. Он сделал пару движений вперед и затих, получив и свой пик апогеи, чувствуя, как его горячее тепло удовольствия заполняет ее еще слегка дрожащее лоно…

И в этом их собственном мире нет времени, войн и всего этого жестокого хаоса, что происходило за пределами этой беседки… Их мир потерялся в своем собственном наслаждении, даря друг другу минуты счастья…

1

Автор публикации

не в сети 1 месяц

pasha1991

30
Комментарии: 0Публикации: 13Регистрация: 03-08-2019
Tagged

1 thought on “Выживший…

Добавить комментарий