Девочка Белла.

Девочка Белла.

Любовь

— Белла, хватит туда смотреть, ты в него дыру прожжешь, — устало сказала Ребекка взмахивая веером.

Я фыркнула. Ребекке было легко говорить, она-то легко влюбляется и долго не страдает, когда Клаус убивают очередную ее любовь. А вот мне как быть? Я не могу сдвинуться с места, наблюдая через окно нашего дома, как Кол флиртует с какой-то мымрой. Блондинистая пышечка мило улыбается, даже не представляя, что вечером будет главным блюдом. И я буду первая кто ее испробует.

— Белла, — Ребекка снова меня позвала.

— Прости, Беккс, — я отвернулась от окна и присела на диван, расправив свое платье, — Терпеть не могу, когда Кол находит новых игрушек.

— Да ладно, — она усмехнулась, — Вы уже пятьсот лет женаты, могла бы и привыкнуть.

— К этому невозможно привыкнуть, — пробормотала я.

Что сказать, мне представилась возможность увидеть историю мира воочию. Пятьсот лет назад я стала женой Кола Майклсона и стала вампиром. Я видела, как умирал Хенрик, видела, как Майкл избивает Клауса и Эстер за предательство. Пятьсот лет назад я превратилась в вампира. Я добилась всего чего хотела, всего о чем мечтала, и теперь я готова прибить свою мечту. Вернее мужа. Я и не знала, что Кол испытывал такую жажду. Вернее знала, но не думала, что всё так запущено. Сложно посчитать сколько людей он убивает в месяц. Я старалась его отвлечь, продлевая жизнь его будущей жертве, но… В конечном итоге, он только сильней лютует.

— Он не предсказуем, — черт, я сказала это вслух.

— Ой ли, — Ребекка щелкнула пальцами.

В комнату вошла одна девушка. Она перерезала себе вены и кровь полилась в бокал. Ребекка подала мне бокал, а сама с удовольствием начала пить саму девушку. Иногда мне кажется, что она не традициональной ориентации. Впрочем, это не мое дело. Я сделала глоток из бокала. Закончив, Ребекка стерла кровь с губ салфеткой. Я усмехнулась. Убийца с манерами леди.

— Так, на чем мы остановились? — спросила моя названная сестра.

— На моей жизни, — я устала откинулась на диван с бокалом крови в руке.

— Ах да. Так вот, я не понимаю, что тебе не нравится. Кол верен тебе, он ни с одной шлюшкой не переспал…

— Еще бы он это сделал.

— Я согласна, что мой брат — не самая лучшая кандидатура, но он любит тебя. Что опять не так?

— А то не так, что каждый раз видя его с очередной девчонкой, у меня клыки сами собой вылезают. Я чувствую такой голод, Беккс, что впору начинать пить из вампиров. Я… Я…

— Тебе всегда всего было мало, — Ребекка встала и взяла книгу с полки, — Ты больше всех нас была любима Майклом.

— Но ненавистна Эстер, — продолжила я, — Я знаю. Хотя, сначала мне казалось, что мы подружимся.

— Знаешь, я…

— Знаю, мне не нужны твои советы, я знаю их наизусть. Предупреждаю: я не отпущу Кола, буду держать на поводке, если потребуется, но свободы он не получит.

Ребекка хмыкнула. Я знала какие мысли у нее в голове. Один вечер моей человеческой жизни. Вечер, после которого Кол попросил моей руки и сердца.

Я была молода. Пятнадцать лет. С самого детства я была влюблена в Кола. Самого опасного, самого дикого, и самого непредсказуемого мальчика из деревни. Я думала мне повезет если я не буду такой как все. Но Кол был молод, и как все мальчишки, бегал за каждой юбкой. Моей соседкой была юная Татия. Она привлекла внимание сразу двух братьев Майклсонов, мне же приходилось бороться только лишь за насмешливый взгляд Кола. Я была самой худой, ленивой, самой странной в деревне. Единственным моим другом был… Клаус. Да, как ни странно, именно он меня понимал. Это был мой подарок судьбы. Благодаря Клаусу, я всегда знала, что происходит в семье Майклсонов, знала слабые стороны Майкла, и весьма успешно этим пользовалась.

Я старалась попадаться ему на глаза чаще, ибо это был не 21 век и отец семейства решал, на ком женится его отпрыск. Майкл любил меня, считал невинной. Поэтому не поверил никому, когда услышал что я убила девушку.

Это был вечер в мое шестнадцатилетие. Я прогуливалась по лесу, рядом с тропинкой, но услышала знакомый голос. Я спряталась за деревом, когда увидела Кола с одной из первых красавиц в деревне. Черноволосая красавица мило щебетала что-то ему на ушко, а он смеялся и обнимал ее за талию. Я не могла этого вынести. Воспоминания из прошлой жизни, где Кол обнимал меня, захлестнули с головой. Я подняла с земли острую палку и бросила в девушку. Палка попала прямо в сердце. Она упала замертво. Кол стоял рядом с ней, склонив голову на бок, затем посмотрел на меня. Он улыбнулся и протянул руку.
Я понимала, что сделала. И просто ушла. Не побежала, не застыла на месте, не откликнулась на зов мужа. Просто ушла, с гордо поднятой головой.

Следующие дни Кол просто присматривался ко мне. Я ловила его мимолетные взгляды, где читала настороженность, неуверенность, смятение. Однажды, он был в окружении своих братьев и других парней из деревни, но всего ровно смотрел на меня.

— Чего ты на нее пялишься? Влюбился? — спросил насмешливо один из них.

Кол не сразу ответил. Он хмурил брови, поджимал губы, был слышен скрежет его зубов.

— Нет, что ты, просто она неделю назад убила одну из моих любимец.

Эти слова услышали не только парни. Эти слова услышали все, кто был поблизости. А их было много. Люди онемели, в неверии поворачиваясь ко мне. Однако я смотрела лишь на своего бывшего, прищурив глаза и снова просто ушла, спрятавшись после в чердаке у Майклсонов.
Кол был задирой, самолюбивым, любвеобильным, наглым, но никогда лживым. Ему почти всегда верили. Поэтому никто не усомнился в его словах, к тому же в одной из семей пропала одна девочка. Я три дня провела на чердаке, зная, что расправа со стороны семьи мертвой девочки не избежать. На чердаке меня нашел Майкл. Он знал, что я многие дни проводила, проливая слезы по его чаду. Он погладил меня по голове, затем протянул руку. Я думала, что знала какое наказание меня ждет. Сжигание на костре, словно ведьму. Я спустилась вместе с ним вниз, где собралась целая толпа разгневанных людей. Майкл загородил меня собой, держа за руку.

— Эта девочка отныне будет считаться Майклсон. Никто из вас не посмеет ей угрожать.

— Убийца! Ведьма! Она должна заплатить! — кричала толпа, поднимая вилы и прочие острые бытовые предметы.

— Стойте! — в центр вышел один мужчина. Отец убитой, — Моя дочь мертва. Однако, я не собираюсь убивать за это девочку, точно не зная, что именно она убийца. Изабелла, — он обратился ко мне, — Если это ты, признайся. Тебя не сожгут. Я просто быстро перережу тебе горло, без мучений.

Я мысленно в тот момент усмехнулась. Этот дядька, отец мертвячки, был тем еще подонком с неуравновешенной психикой. Стоило ему узнать правду, как он неделю бы меня пытал, а затем убил бы самой страшной смертью. Так что, нет.
Я пустила лживую слезу и потупила взгляд.

— Я никого не убивала. Я сирота, но я не варвар. Я никогда не буду такой как вы.

Толпа загудела. Одни лишь братья Майклсоны оставались спокойны. Они стояли в стороне, скрестив руки на груди. Я могла слышать их разговор между собой.

— Заливает.

— Лжет.

— Она просто хочет выжить.

— Помолчи, Никлаус. Все знают о твоих чувствах к ней…

В тот день лишь Никлаус и Майкл заступились за меня. Никто не посмел встать напротив Майкла, даже отец убитой, потому что боялись его и его жены-ведьмы. Так моя судьба тесно стала переплетаться с Майклсонами. Однако, я не знала, что меня ждет в одном доме с Эстер и ее детьми. Она ненавидела меня. В один из вечером, Эстер попыталась меня ударить. Не смогла. Ее руку перехватил Кол.

— Нет, мама, — спокойно сказал он.

— Что? Ты защищаешь ЕЕ?

— Да. Отныне, ты не тронешь ее больше никогда.

— Это почему же?

— Она станет моей женой.

— Но…почему?

— Она похожа на меня.

Я встряхнула голову. Да уж. Я думала это станет счастливым днем, однако как же я ошибалась. До сих пор перед глазами насмешливые взгляды Фина, непонимающие Элайджи, укоризненные Эстер, полные боли глаза Клауса. И только Майкл был доволен да Кол. Майкл пожал ему руку и сказал, что завтра же начнет для нас строить другой дом. Как же. Дом был построен, свадьба сыграна через год, но на меня словно жгут нацепили. Мне было страшно.

— Мне жаль, — Ребекка виновато опустила глаза.

— Я сказала это вслух?

— Да. Я была поблизости в вашу первую ночь и слышала твои крики. Кол повел себя как варвар.

— Он был пьян, — сказала я себе в утешение в сотый раз, закрыв лицо руками.

Ребекка тут же оказалась рядом со мной и погладила меня по спине. Долгое время мы молчали. Или это оно мне казалось долгим?!

— Это не оправдание. У моего брата ужасные манеры были. Я ведь крики слышала не только в ту ночь.

— Мне было страшно. Я думала он снова себя так поведет и сопротивлялась близости. Ему это нравилось. Хотя, по правде говоря, он брал меня нежно.

— Что? — в комнату оказался Кол. Упс, похоже он услышал мои последние слова. — Что ты сказала?

— Угомонись, брат, — Ребекка резко встала, — Ты не изменим. Закрой свой рот или из него вылетят зубы. Ты не видишь что пугаешь ее?

Кол застыл. Он перевел взгляд на меня. Я равнодушно отвела свой. Но мужа была не обмануть. Он подошел ко мне, не обращая внимание на попытки сестры остановить его. Он наклонился над моим ухом.

— Если я еще раз услышу, что тебя кто-то брал, я потребую его имя.

— А что же сейчас не требуешь? — осмелела я.

— Выгляни в окно, любимая, — Кол улыбнулся, — Я их всех перебил.

В окно я не посмотрела. Не осмелилась. В прошлый раз Кол многим мужчинам, которые осмелились в тайне возжелать меня, вырвал глаза, уши, ногти и сердца. Это было ужасно! Он сделал из всего этого салат!

Я прошла на диван. Кол неотрывно следил за мной, его хищные глаза ловили каждое мое движение. Зачем-то себе кивнув, он вышел из комнаты. Реббека выдохнула.

— Господь милостивый! Я бы родила от такого взгляда. Не в упрек моему брату, но почему ты его любишь?

Я горько улыбнулась. Взяв платок и прикрыв свой нос, я подошла обратно к окну. На земле во дворе было выложено «Изабелла».

— Просто он похож на меня.

Верно, Кол был на меня похож. Он ужасно ревновал, первый год нашей совместной человеческой жизни он не подпускал Клауса ко мне, боялся что я вступлю с ним в греховную связь. С превращением в вампира, ничего не изменилось, наоборот, он стал кровожаднее. Самый кровожадный из братьев. Сейчас мы живем у одного барона, но кто знает — еще несколько таких проделок и нам надо будет уезжать отсюда.

— Беккс, как давно нам не попадался Майкл?

— Ну.давненько, а что?

— Боюсь, что еще пару таких вот проделок Кола и мы его встретим.

— Что ты предлагаешь?

— Пока что ничего. Просто скажи мне, где Элайджа.

— У себя наверху.

Я довольно улыбнулась и направилась к двери. Если мне кто и поможет в моей задумке, так это мой старший брат-в-законе.

— Белла!

Я остановилась.

— Что происходит?

— Великое событие, Беккс. Вампирский марафон.
***
Я медленно, но настойчиво постучала в кабинет Элайджи и тут же вошла. Мой брат-в-законе сидел за письменным столом и, могу поспорить, что читал какие-то стихи. Чур про ядовитые яблоки.

— Изабелла, зачем ты вообще стучишься если все ровно входишь без приглашения? — проговорил Элайджа, еще больше уткнувшись в книгу.

Я фыркнула и присела на подлокотник рядом с ним. Медленно провела пальчиками по его уху, чтобы привлечь к себе внимание. Элайджа тихо сглотнул, но всё же посмотрел на меня. Черными глазами.

— Ты хоть понимаешь, что будет, если Кол нас застукает?

— Мой благородный брат, что за греховные мысли в твоей голове? — я слащаво улыбнулась и уселась задом на стол, прямо перед ним, — Неужели ты думаешь, что я такая же как и ваши подстилки? Стыдись.

— Это слово я готов услышать от кого угодно, даже от Клауса, но не от тебя. Чего ты хочешь?

— Элайджа, мне душно.

— Мне открыть окно?

— А потом прыгни, — я не сдержала смеха при виде удивленных глаз брата, — Ой…боже… Я не могу… Я пошутила, глупыш. Я хотела сказать, что хочу уехать.

— Погоди, ты сказала…

— Да. Именно Я хочу уехать, а Кола оставить здесь. Мне нужен небольшой отдых от его выходок и сцен ревности.

— Ты верно приметила, — Элайджа встал и наклонился ко мне, — Сцен ревности. Он не отпустит тебя куда-то одну да еще и надолго. Чем ты думаешь?

Я сверкнула глазами и соскользнула со стола, начав кружить вокруг брата. Рука сама потянулась погладить его плечи.

— Я иногда думаю, — шепчу я ему на ухо, — А чем думал мой брат Элайджа, когда один остался со мной в пустом доме? Голодный, сердитый, отчаявшийся. Злой дядя Клаус убил очередную его любовь, но бедный Элайджа мучился недолго. Ему на помощь пришла добрая колдунья, вернее он пришел к ней… без одежды.

— Колдунья? — Элайджа насмешливо посмотрел на меня.

Я надула губки.

— Помнится, ты так меня называл… когда кричал. Представь, что будет если Кол об этом узнает.

— Ты ему не расскажешь, иначе тебе тоже не здобровать. Та ночь была ошибкой… хоть и самой лучшей. Как бы ты не была дорога моему брату, он накажет тебя по полной строгости. Может даже кинжалом.

— Почему же? Пока будет мучить тебя, я успею удрать о-о-очень далеко. Ну так как?

— Ведьма, — совсем беззлобно проговорил мой брат и уселся обратно в кресло.

— Так значит договорились? Ты отвлекаешь Кола, я по быстрому удираю. Пожалуйста, Элайджа, брат, — я положила свою руку на руку Майклсона, — Еще несколько таких представлений, как сегодня, и я не выдержу.

— Ладно, тебе невозможно отказать, — Элайджа тяжело вздохнул, — Нам нужен очень хороший план.

— Ошибаешься. Нам нужен Клаус и дело в шоколаде.

***

Слезами поливал свой гнев
И день и ночь, вдали от всех.
Его под солнцем согревал,
Чтоб гнев мой силу набирал.

Звук падающего тела раздался из комнаты художника. В последнее время Клаус любил рисовать кровью и отчего-то дарил эти картины мне. Каждый день. И каждый раз я их сжигала. Войти туда мне не составило труда. Я подошла к брату, стараясь не смотреть на голое тело мертвой девицы.

Клаус рисовал. Я положила руку ему на плечо. Он вздрогнул, но накрыл ее своею. И теперь вздрогнула я.

— Клаус.

Говорить с братом надо было осторожно. Клаус был очень ранимый, запоминал всё плохое, но самое главное он до сих пор был в меня влюблен, поэтому я не сомневалась, что он поможет мне избавится ненадолго от моего мужа. Сложнее будет уговорить брата, вернуть мне мужа, но это потом. Лет через сто.

— Тебе нравится? — Клаус кивнул на картинку, улыбаясь, и повернулся ко мне.

— Конечно. Как всегда. Но ты бы мог написать картину, где никто не умирает. Впрочем, я…

— Ты хочешь картину свадьбы? — голос Клауса твердел, а глаза наливались кровью, — Я нарисую тебе. Но это будет настоящими красками, чтобы ты видела процесс. Где они лежат?

Клаус завертелся по комнате, переворачивая всё вверх дном. Как бы я не старалась его остановить, он не угонимался.

— Нужна красная краска, белая и черная. Пожалуй добавлю синего и зеленого, — Клаус наконец нашел нужный ящик и теперь перебирал краски, — Красным нарисую кровь, белым платье, черным смокинг жениха, синим будет небо, а зеленым я раскрашу лица приглашенных, которым будто плохо, потому что они видят, как невеста пьет из жениха.

— Клаус…

— Так же и я себе чувствовал, когда ты вышла замуж. Правда это не проходило еще дней семь, но…

— Клаус! — я сорвалась на крик.

— Что? — брат раздраженно посмотрел на меня.

— Оставь в покое картины, свадьбы и чьи-то блевотины. Я хочу уехать. Без Кола. Нужна твоя помощь.

Синеглазый застыл. Я когда-нибудь говорила, какие синие у него глаза? Нет. Но может я ошибаюсь, и они серые? Цвет глаз Клауса, сколько бы в них я не смотрела, я никогда не могла определить. Словно грозовое небо. Его лицо было почти совершенно. Почти. Просто кожа была не такой загорелой, как у Кола, цвет глаз не коричневый, а волосы пшеничные, а не каштановые. В общем, Клаус просто не Кол.

— Ты хочешь, чтобы я убрал его? — на лице Клауса растянулась улыбка.

— Не совсем. Мне нужна фора. Отвлеки его. Я больше не могу находится в этом доме, — я усмехнулась, — слишком много маньяков на меня одну.

Клаус задумчиво подошел ко мне. Его рука оказалась на моем плече и соскользнула вниз, ведя за собой бретельку моего платья. Я не осознано сглотнула. Я до безумия любила своего мужа, но устоять перед Клаусом не могла. Это, конечно, эгоизм, и многие скажут, что я вовсе не любовь чувствую, так, увлечение, но… Всё, что говорится до слова «но» говно! Вампиры нашего вида, в отличии от хладных, не могут иметь одну любовь на века, если та умирает, мы находим другую. Еще один минус быть таким, как первородные, это быстрое пропадание интереса. Мы настолько непостоянны, что даже страшно.

— Я помогу тебе. Что я должен сделать?

— Просто попрощайся со мной.

***

Растил его и ночь и день…
И вот, листва бросает тень,
На дереве сияет плод.
Надеюсь, он его найдёт.

Выйдя в коридор, я аккуратно прикрыла дверь. Клаус мирно спал на кровати, я не посмела потревожить его покой. Поправив платье, я собралась идти по коридору, как услышала знакомый до боли голос.

— Долго же ты.

— Тьфу ты, Беккс! — я от души обругалась, — Чтоб тебе крови год не видать! Я так испугалась.

— Думала, что Кол? — вампирша ухмыльнулась и вышла из тени, — Знаешь, у меня сейчас двоякое чувство.

— Правда? Ну и какого это? Знать, что твои братья спят с одной женщиной?

— Так себе. Зачем ты это сделала? Решила отомстить Колу, пока он на охоте?

Я передернула плечами от холода и зашагала по коридору. Ребекка шла рядом. Мы вошли в мою комнату и начали собирать мои вещи. Когда всё было кончено, Ребекка позвала лакея и мы вышли с моими вещами во двор к карете.

— Ты не ответила на вопрос, — сказала Ребекка у кареты.

— Ох, помолчи, обними лучше, — я сжала сестру в объятьях и выдохнула ей в ухо, — Когда придет Кол, прячься. Мой запах будет и на Элайдже, и на Клаусе. Он поймет, что я сделала, но в погоню сразу не пустится, — я отошла на шаг назад, — Кол не сможет одолеть их обоих. А теперь мне пора, пока он не вернулся.

Мы в последний раз обнялись и я села в карету. Кучер хлестнул лошадей и мы двинулись в путь. Мне еще много ночей снились слезы моей сестры-в-законе, когда мы расставались.

***

1900 год

«Здравствуй, Белла. Я знаю, ты говорила тебе не писать и я обещала, но держать всё это в себе я больше не могу. Мне хочется кому-то выговорится, а тебя всё нет и нет. Неужели ты еще не нагулялась? В этом письме, вместо слов, как сильно я по тебе скучаю и не только я, я вынуждена сообщить тебе пренеприятнейшее известие. Кол, как ты и предполагала, полез в драку с собственными братьями. На данный момент он лежит в гробу с кинжалом в сердце. Элайджа нашел себе еще одну любовь-ведьму, но с нашей семьей я не думаю, что она много проживет. Наш новый член семьи, Марсель Жерар, предлагает мне сбежать от своих братьев… И я случайно вызвала Майкла. Прошу, помоги мне! Мне не справиться одной! Только сделав это, я поняла, что вовсе не хочу этого. Клаус убьет меня, когда узнает. Умоляю, помоги! Я… С уважением и любовью, Ребекка Майклсон!

В некоторых местах письмо было влажное от слез. Я сжала письмо и бросила в камин. От своей ярости и глупости Ребекки захотелось крови, потому я немедленно позвала свою служанку. Пока она резала себе запястье, я шагала по комнате своего особняка, прокручивая в голове мысли. Черт! Как не вовремя-то, а!

— Бруна, — я повернулась в своей служанке, — Скажи, что бы ты сделала если бы узнала, что твой муж лежит где-то с кинжалом в сердце, а ненавистный свекр на свободе и на вряд ли позволит мне жить спокойно? А ведь я была его любимой дочерью! Но ладно ты, а что делать мне?

— Надрать всем задницы, мисс, — Бруна улыбнулась, — Я знаю, вы умеете. Так почему же не разминутся до Нового Орлеана и не сделать это?

— О, нет, Бруна, тут нужно действовать хитрее, — я повернулась к окну, на улице уже собирались тучи, — Сегодня гроза будет, хотя я не о погоде говорю. Как там говорится…? Жизнь состоит не в том, чтобы переждать грозу, а в том, чтобы танцевать под дождем?

— Угу.

— Что ж, — я поднесла кубок, поднесенный служанкой, ко рту, — Танцевать я не собираюсь. Если для того чтобы гроза, висящая над моей семьей, ушла, то я стану солнцем если придется.

— Прикажете собирать вещи, мисс?

— Нет, — я подошла к служанке и положила руки ей на плечи, — Ты мне верно служила семь лет, Бруна. Я нашла тебя и твою сестру, вырвала из дерьма этой жизни. Твоя сестра сейчас счастлива, пусть и забыла, что ты есть на свете.

— Но ведь это вы ее… — голос Бруны задрожал.

— Да-да, я. Это было для ее же блага. А сейчас, так же для общего блага, ты покинешь меня.

Хруст. Мертвое тело бревном упало на пол. Жаль было эту девушку. Но Майкл или Кол, когда проснется, могли использовать ее против меня. Хотя мне и так крышка.

Зажжёт ночь первую звезду,
И будет враг в моём саду.
Увидит солнце, как взойдет,
Что враг под древом распростёрт.

3

Автор публикации

не в сети 2 месяца

deadchelsea

3
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 21-08-2019
Tagged

4 thoughts on “Девочка Белла.

  1. Очень длинная история …. и не много есть в нём мистики… не знаю…

    0
  2. Конечно дикая выдумка, вампиры, ведьмы, но все же это интересно читать!

    0

Добавить комментарий