Дом что на холме

Дом что на холме

Другое

Про дом у кладбища, что на холме, на самом краю деревни, давно уже идет дурная молва по всей округе. То видели ночью, на перекрестке, бабку, в доме том живущую, да не одну, а с самим чёртом. То пройдет мимо двора, да что-то подкинет, а потом корова не давала молока, да куры не неслись. То кот её черный под ноги кинется, а потом весь день тому же коту под хвост! А главное, как глянет в чью сторону, так еще несколько лет неудачи ходят рядом.

Вот что мне рассказывала моя новая соседка, к которой я зашла познакомиться.

Когда бабка та померла, похоронили её не на самом кладбище, а за его оградой, чтоб не мешала покойникам мирно спать – до того злая была, что решили, что и в другом мире почившим житья от нее не будет.

— Дом тот долго пытались продать, да только он и за даром никому не нужен был. Мы, со старшей сестрой, в детстве, как-то оставались в нем ночью, тайком, после смерти колдуньи. По глупости, поспорив с мальчишками, что мы не испугаемся. Ужасу я там натерпелась, вовек не забуду, хотя и хотела бы. – Моя собеседница качает головой и вздыхает. – Лучше бы мы не ходили туда.

— А что там было? – С интересом смотрю на девушку, положив голову на ладони. У моей новой знакомой, Анастасии , красивые, заостренные черты лица. Она молода, чуть больше тридцати лет, но руки от тяжелого труда грубы и в трещинах. Девушка красива, белокожа, про таких говорят — кровь с молоком. Глаза большие и глубокие – словно голубое озеро и таят в себе такую же глубокую печаль. Волосы черной каймой обрамляют светлое лицо. Грудь изящно выделяется под блузой, широкие плечи не портят, а добавляют шарма. Есть в ней что-то от украинской красавицы. Некоторое время она молчит, но потом решается рассказать.

— Я расскажу, только вот, вы всё равно не поверите. Мы пришли с сестрой в дом засветло. Сначала в доме всё было спокойно, на дворе лето и солнце садилось поздно. Было жутковато, конечно, от рассказов деревенских мальчишек, но ничего страшного не происходило. Когда стемнело, от спички мы зажгли свечу, которую Аня, сестра, прихватила с собой. Старая ведьма почила уже как лет десять от того дня, мы были совсем детьми, мне было двенадцать. Нам быстро там надоело, ничего не происходило, мы просто облазили весь дом и перетрогали то, что не украли до нас другие ребята. Там были травы, которые пучками висели по стенам, в шкафах были соты восковые, без меда, ступку нашли глубоко в ящике стола. Её бы, наверное, украли до нас, но, видимо, не нашли. На столе стоял черно-белый портрет ведьмы. Ещё были какие-то тетради и книги.

Иногда девушка замолкала, вспоминая события далекого детства.

— На улице совсем стемнело, когда створка окна с грохотом закрылась, а свеча погасла. Было очень темно, сестра никак не могла найти спички. В комнате с нами кто-то был.

— Может, это просто фантазия разыгралась? Вы были совсем еще дети, а у страха глаза велики. Створки закрыло ветром, свечу тоже ветром задуло? – Предположила я.

— Нет. – Собеседница замолкает, о чем-то задумавшись. – Ладно, — словно что-то решив для себя, выдыхает она, — смотри.

Приподняв свободный рукав блузки, она обнажила корявый шрам на запястье в три полосы.

— Она схватила меня за руку, проткнув мерзкими когтями кожу и всё хохотала. – Девушка говорила тихо, опустив рукав, чтобы скрыть шрамы. Её лицо выглядело озадачено, она посмотрела мне в глаза. – Хочешь, верь, хочешь не верь. Моя сестра все же чиркнула спичку и я увидела лицо старой ведьмы прямо перед собой. Я до сих пор помню это зловонное дыхание, исходящее от нее.

Моя собеседница прервалась, встала и подошла к окну.

— Я в ужасе, с трудом, высвободила руку, я даже боли не почувствовала, когда из когтей её вырывалась. Кинулась к двери в темноте, а она была закрыта, хотя мы точно её не запирали. Я не помню, как я добралась до окна, стучалась в него. Вышибла, не с первой попытки, ставни там тяжелые, откуда только силы взялись? От страха, наверное. Я бежала домой, а всё казалось, что ведьма бежит за мной по пятам.

— А сестра? – Перебила я Анастасию и девушка сникла. Мы молчали долго, наконец, она медленно вернуласьк столу, сев напротив меня.

— Мне было страшно, я с трудом рассказала всё родителям и мы тут же кинулись обратно. Её не было там. Нигде, в смысле, вообще. В доме всё было так же, как до нашего прихода. На столах и на полу лежал толстый слой пыли, следов даже наших не было. Родители даже усомнились, не разыгрываем ли мы их. Собеседница тяжело вздохнула.

— Мы несколько часов искали её сами, потом подключились односельчане. Прочесали лес, поля, кладбище, всю деревню, не говоря уже про дом ведьмы. Отец ходил искать до первых снегов, а это почти полгода. Анна сгинула, словно и не существовало её. Даже похоронить было нечего.

Я сидела, и не знала, что сказать. Моя собеседница совсем поникла, вспомнив сестру.

— Потом ещё пропадали дети. – Позже, когда я засобиралась домой, сказала мне Настя. – И, говорят, старуху ночью видели на перекрестке. А кто-то и разгуливающей ночью по деревне.

Я шла вдоль покосившихся деревянных калиток к своему дому. Когда-то давно я тут уже была, в далеком детстве.

— Доброго дня. – Здороваюсь я с женщиной стоящей у дороги, живущей через пару домов от меня.

— А это вы купили дом, что на окраине, на холме? – Не здороваясь, с любопытством интересуется она.

— Да, я.

— Говорят, что дом тот проклят старой ведьмой. Но вы не верьте в эти байки! Мне кажется, что у Настюшки, чья сестра там сгинула, вообще и не было сестры вовсе. Странная она, и родители её странные. Вот и городят. Бедные люди.

Домик совсем маленький, покосившийся от времени на бок. Заходишь через террасу на кухню, далее идет маленькая комнатка – вот и весь дом. В нем довольно светло и уютно. Пыльно, но это поправимо. На полу коробки, которые еще предстоит разобрать, окно выходит на деревню, за крышами домов виднеется лес. На столике в комнате стоит портрет ведьмы. Запечатлена она на нем еще в молодости, и даже черно-белое фото передает ясный колкий взгляд красивых глаз.
Муж заходит, занося очередную коробку с вещами. Смотрит из-за моего плеча на портрет и удивляется.

— Я не видел у тебя раньше этого фото? Черно-белое, под старину?

— Это не я, это моя прабабушка.

— Так похожи…

Ставлю осторожно фото обратно на стол, и нежно целую мужа в щеку. В комнату, следом за моим благоверным, вбегает наш черный кот и, по-хозяйски запрыгнув на кровать, чувствует себя явно как дома.

— Хороший домик для дачи, цена – вообще копейки, даже странно. Но кладбище буквально за забором, не испугаешься ночью? – С шутливой иронией спрашивает муж меня, я пожимаю со смехом плечами в ответ.

— Меня есть кому защитить.

– Мне тут сосед напел, что в этом доме раньше ведьма жила.

— Но ты же не веришь в ведьм? – С хитрецой улыбаюсь я.

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

Pryanik

13
Комментарии: 0Публикации: 17Регистрация: 16-08-2019
Tagged

Добавить комментарий