Как раскрывали убийство начальника в городе В. (часть 1)

Работа

5 мая 2008 года на улице Живаго города В.  от рук преступников в своём доме погибли 43-летняя Маргарита Макарова, заместитель директора вагоноремонтного завода , и её 22-летний сын Дима. Женщину 11 раз ударили ножом, а парня застрелили. Матери Маргариты Макаровой – Надежде были также причинены различные телесные повреждения в виде резаных ран и кровоподтеков, но она осталась жива.

Указанное преступление вызвало большой общественный резонанс, так как были убиты жена и приемный сын бывшего директора одного из крупных предприятий города В.,   а на тот момент одного из первых лиц ОАО «РЖД». Ход расследования уголовного дела был взят на контроль в Следственном комитете при прокуратуре РФ и МВД России.

При получении сообщения на место происшествия, помимо следователей и оперативников района, прибыли следователь ПДСОГ Ненашев В.С.,  старший прокурор-криминалист Кирмас С.В.,   руководство следственного управления, УБОП  и  УУР КМ ГУВД области, УВДт.

Потерпевшая пояснила, что 05.05.08, примерно в 19 часов 30 минут, ее дочь Маргарита и внук Дима уехали на автомобиле внука на завод им. Тельмана. Ворота оставались открытыми. Через некоторое время она услышала какой-то шум и подумала, что приехали Денис и Маргарита. Когда она открыла дверь, в дом ворвались двое молодых людей, без масок и перчаток, вооруженные ножом и обрезом охотничьего ружья. Они нанесли ей удары руками и ножом, затем связали руки веревкой, стали спрашивать, где ее дочь, один из нападавших поднялся на второй этаж и в окно стал следить за обстановкой на улице. Через некоторое время наблюдавший сообщил, что приехали Денис и Маргарита, которые поставили автомобиль во дворе дома.

Как только Макаровы подошли к двери, преступники, угрожая имеющимся оружием,  завели их в дом. Дмитрия сразу положили на пол в холле лицом вниз. От Маргариты стали требовать показать тайник. Последняя повела одного из нападавших в гараж, где располагался сейф. Через несколько минут оттуда прозвучал выстрел. Затем преступники забрали ключи от автомобиля Димы, однако далеко уехать на нем не смогли, так как в машине сработала система «Мультилок» и она заглохла. После этого Надежда смогла разрезать веревки,  выбежала на улицу,  сообщила о случившемся своему сыну, проживающему на соседней улице, а последний в 21 час 30 мин.  позвонил в милицию.

Осмотру подлежал большой участок с надворными постройками,   трехэтажный дом, прилегающая к нему территория. Из-за большого скопления работников правоохранительных органов, журналистов, представителей завода им. Тельмана, родственников,  соседей и простых «зевак», проводить осмотр в рабочем режиме было сложно, имелась вероятность утраты следов, вещественных доказательств (впоследствии, при производстве исследований, было установлено, что несколько изъятых следов принадлежали представителям правоохранительных органов). Учитывая данное обстоятельство, проявив требовательность и настойчивость,   все посторонние лица, в том числе и представители различных правоохранительных органов, не участвующих в производстве осмотра,  были удалены за пределы осматриваемого домовладения.

Руководителем отдела по расследованию особо важных дел СУ Мошкову М.В. было принято решение разделить подлежащую осмотру территорию и  объекты на сектора, осмотр которых  был поручен нескольким следователям. Доступ в домовладение имели только следователи, специалисты и прокурор-криминалист (надо отметить, что при осмотре только домовладения было сделано более 300 снимков, к которым впоследствии неоднократно обращались, чтобы уточнить обстановку на месте, опровергнуть или подтвердить версии и показания).

При осмотре места происшествия были изъяты: смывы вещества бурого цвета, похожие на кровь, стационарный телефон с оборванным проводом, отпечатки следов пальцев рук, нож со следами крови, другие следы и вещественные доказательства.

После фиксации обстановки в домовладении старшим прокурором-криминалистом, совместно с оперативниками ОУР ОВД по Железнодорожному району г. В., параллельно с опросами соседей, производился тщательный осмотр прилегающих улиц. Это позволило в течение первых часов установить соседей, которые  незадолго до преступления, видели двух не местных мужчин, наблюдавших за домом Кузнецовых, один из которых постоянно делал странное движение рукой, как будто что-то поддерживал за пазухой (как предположили на тот момент – обрез). Описание одного из них совпадало со смутным описанием нападавшего, которое дала Надежда. При получении указанной информации были приняты меры по удалению посторонних и производству осмотра местности с участием свидетеля, который указал, где именно видел данных подозрительных лиц.

При тщательном осмотре заросшей территории с использованием осветительных приборов, в указанных местах были обнаружены и изъяты окурки сигарет  «Bond» и папирос. Очевидцев срочно направили на составление композиционного портрета предполагаемых преступников.

В результате проведенных первоначальных мероприятий было установлено, что при совершении преступления было похищено: 3 мобильных телефона,  ноутбук, подарочный набор – золото 999 пробы в слитках весом 1,5 кг, ювелирные золотые изделия с бриллиантами весом около 1 кг, а также деньги в сумме около 1 млн. рублей и около 100 тысяч ЕВРО. При нападении использовался нож и обрез охотничьего ружья 20 калибра.

Ход расследования настоящего уголовного с самого начала был взят на постоянный контроль руководством следственного управления и ГУВД по области. Когда стало понятно, что преступление хорошо подготовлено и «по горячим следам» не будет раскрыто, была введена практика еженедельных межведомственных совещаний при первом заместителе начальника ГУВД области и ежемесячных совещаний при руководителе следственного управления с привлечением представителей прокуратуры области, УФСИН, всех служб криминальной милиции ГУВД. На данных совещаниях по-деловому и конкретно определялось исполнение пунктов совместного плана расследования; выдвигались версии, обсуждались возможности и планировались следственно-оперативные мероприятия. По получении любой значимой информации план корректировался, по выполнении, —  разрабатывался и утверждался новый, исполнители плана составляли отчет, представляли следователю. Все исполнители были предупреждены об ответственности в случае недобросовестного исполнения порученных мероприятий.

В порядке ведомственного контроля в область были командированы  представители Следственного комитета при прокуратуре РФ, которые в принципиальной, но доброжелательной форме оказали практическую помощь и проверили организацию работы следственно-оперативной группы в большей степени с позиции «что делать» для раскрытия преступления, а не «кто виноват» в том, что преступление к моменту их приезда оставалось не раскрытым.

Тем временем, прибывший из Москвы супруг и отчим погибших Никонов предположил, что данное преступление связано с деловой деятельностью его и супруги. Аргументировал это тем, что преступники специально дожидались жену, а также тем, что в последнее время из-за реорганизации ОАО «РЖД» и вагоноремонтных заводов, в его адрес также поступали предложения сомнительного характера и угрозы, в том числе, со стороны авторитетных представителей криминального мира.  Кроме того, жена выявила ряд хищений на заводе, о которых намеревалась ему сообщить, принципиально вела кадровую политику, намеревалась уволить некоторых работников завода за совершенные хищения.

На основании данных, собранных на первоначальном этапе расследования,   на оперативном совещании были выдвинуты следующие версии:

1) преступление совершено из корыстных побуждений, лицами асоциальной направленности, склонными к совершению таких преступлений;

2) преступление совершено из корыстных побуждений, работниками  ОАО «Вагоноремонтный завод», в том числе и лицами, у которых был конфликт с Маргаритой или с ее мужем Николаевым В.И., являющимся председателем правления «Вагонремхоз» — филиал ОАО «РЖД»;

3) преступление совершено из корыстных побуждений кем-либо из родственников либо близких знакомых  потерпевших.

Версия о причастности к преступлению преступных авторитетов, на которых ссылался Николаев В.И., хотя и рассматривалась, но акцент на ней не делался в связи с тем, что для решения тех вопросов, на которых они настаивали, требовалось устранение самого Николаева, а не членов его семьи.

В то же время обстоятельства совершенного преступления вызывали много вопросов и сомнений.

Показания Надежды носили важное доказательственное значение по делу, однако из-за оказанного на нее физического воздействия и морального потрясения, последняя не смогла описать преступников, ее показания часто менялись, были непоследовательными. В этой связи у следствия возникли сомнения в адекватном восприятии произошедшего потерпевшей и, соответственно, правильной передаче ею информации органам следствия.

Помимо показаний Надежды, вызывал сомнение  тот факт, что преступники проникли в дом беспрепятственно, только из-за того, что Надежда сама им открыла двери, а затем беспричинно убили не оказывающих сопротивление Макаровых,  а после того как завладели деньгами,  почему-то оставили в живых саму Надежду.

Последняя «плановая» версия отрабатывалась достаточно тщательно как раз из-за того, что Надежда могла пытаться ввести следствие в заблуждение умышленно, испугавшись угроз или выгораживая кого-либо из своих близких. Отношения между родственниками в семье складывались не совсем благополучно, после преступления стали возникать скандалы из-за наследства. Тот факт, что преступники беспричинно убили Макаровых, хорошо ориентировались в доме, знали, где работает Маргарита, подтверждал версию о совершении нападения их знакомыми, которых они, будучи живыми, могли бы опознать. Поэтому именно версии о причастности знакомых, либо родственников, было уделено основное внимание. Проверялись практически все родственники и знакомые, которые бывали дома у потерпевших, могли знать о тайнике с ценностями.

Для активизации памяти Надежды из Главного управления криминалистики СК был приглашен специалист в области гипнорепродукции (это направление получает все большее развитие в следственной практике, следователям нужно знать и использовать такую возможность).

Кроме того, в отношении Надежды были спланированы ОРМ; иногда, чтобы заставить ее рассказать правду приходилось провоцировать  агрессию в отношении членов СОГ, чтобы  выяснять ее последующее поведение, получить какую-либо объективную и существенную информацию.

Значительный объем оперативно-следственной работы был проведен по версии о причастности к организации преступления дочери Николаева от первого брака и ее сожителя, вызывавших подозрение из-за вопросов наследства, а также из-за ревностного отношения к убитым. Подозрение вызвало поведение сожителя Николаевой, бывшего милиционера,  который отказался давать какие-либо показания, а в туалете ОВД выбросил в унитаз ключи от своей квартиры, когда узнал о предстоящем обыске. Это не повлияло на решение СОГ, двери квартиры с помощью сотрудников МЧС были вскрыты, обыском обнаружены были остатки марихуаны, вещи, которые дочь забрала у Николаева ранее без его ведома. Осознав серьезность ситуации, сожитель Николаевой дал показания по всем вопросам, объяснив свою первоначальную позицию заниженной оценкой работы правоохранительных органов.

Для скорейшего раскрытия преступления на очередном оперативном совещании  было решено объявить общественности о вознаграждении за  информацию о преступниках в размере 1 млн. рублей, которая распространялась по средствам массовой информации, была наглядно расклеена по городу, в общественном транспорте.

Это привело к огромному потоку информации, поступавшей от граждан,  которая проверялась тщательным образом сотрудниками ОУР ОВД по Железнодорожному району г. В. Обещание вознаграждения имело и обратную, негативную, сторону. В ОВД стали обращаться лица психически ненормальные, люди, которые представляли выдуманные факты за реальные, либо с целью наживы.

Так, в ОВД обратилась старушка, которая заявила, что знает преступника, чей портрет изображен на объявлении,  — это ее старший брат, который уже около 2 лет назад ушел из дома, но не выписался из квартиры. Старушка просила  найти ее брата, так как он сильно похож на композиционный портрет преступника. Если же при нахождении ее брата окажется, что он не причастен к преступлению, старушка просила заставить его выписаться из квартиры.

Другой нуждающийся в деньгах наркоман заявил, что к преступлению причастны двое его знакомых, похожих на фоторобот, которые при встрече с ним тратили значительную сумму денег. При проверке оказалось, что в день, когда заявитель якобы встречался с предполагаемыми преступниками, он находился под  административным арестом.

Вредила следствию и деятельность самих потерпевших, которые параллельно организовали и вели «собственное дознание», привлекали к раскрытию преступления экстрасенсов, адвокатов, сыщиков, службу безопасности завода, распространяли слухи, обещали крупное вознаграждение. К Никонову приходить всякого рода мошенники, которые, будучи частично осведомленными о его жизни и жизни убитых, рассчитывая на вознаграждение, представляли ему наиболее приближенную к реальности «информацию», в которую тот верил, оплачивал, вводил следствие в заблуждение. Проверка таких «информаций» отнимала  силы, средства и время.

К примеру,  следствию стало известно, что Никонов, получив очередную «информацию» намеревается кого-то скрытно «вывезти в багажнике и спрятать». Сознавая  психическое состояние человека, потерявшего семью, опасаясь  неоправданной мести, для предотвращения нового преступления были предприняты меры к проверке всех автомашин, выезжающих с территории завода сотрудниками ГИБДД. Следователь и  сотрудник УБОП сумели убедить Николаева рассказать о произошедшем. Выяснилось, что к последнему обратилась женщина,  заявившая, что на улице слышала разговор мужчин о данном преступлении, самостоятельно выяснила прозвище одного из них и установила его связь с должностным лицом, у которого был конфликт с Николаевым и Макаровой. Опасаясь за свою жизнь, женщина просила спрятать ее, на что Никонов пообещал приобрести ей квартиру в другом городе, дал денег. Так как женщина до вознаграждения не рассказывала результатов своего «дознания», было принято решение не пугать ее и дать возможность самой рассказать все известное Николаеву, с которым были согласованы условия операции, спланированы крупномасштабные следственно-оперативные мероприятия. Вечером, не зная, что ее адрес контролируется,  женщина перезвонила Никонову, заявив, что на нее в ее квартире  было совершено нападение неизвестным в маске, который пытался ее задушить и поранил ножом, продемонстрировала полученные телесные повреждения. После продолжительной беседы в милиции женщина созналась, что все выдумала. Помогая сотрудникам УВДт, она была ориентирована на раскрытие данного преступления, осведомлена об обстановке на месте происшествия. Таким образом, она решила заработать денег для содержания больной дочери, телесные повреждения, для убедительности, нанесла себе сама. И таких случаев было множество.

Похищение в результате преступления мобильных телефонов сначала обнадежило членов СОГ, однако при проверке оказалось, что один из мобильных телефонов, числящихся пропавшим, Дмитрий подарил своему московскому другу незадолго до преступления, второй был обнаружен уже после раскрытия преступления снимавшими дом лицами под мебельной стенкой. Оставшийся мобильный телефон, который действительно был похищен, так и не активировался.

С места происшествия и мест, где предположительно видели преступников, были произведены контрольные звонки, по которым в компаниях сотовой связи были определены базовые станции, обслуживающие указанные районы, а на основании судебных решений были получены сведения обо всех контактах, зарегистрированных в данных районах за несколько дней до и несколько дней после совершения нападения. Указанная информационная база (около 9 млн. контактов) была собрана и постоянно анализировалась следователем.

По ней проверялась активация в районе преступления всех абонентских номеров, попадающих в поле зрения правоохранительных органов граждан. Работа «от обратного» (от массива звонков, произведенных на месте преступления) существенно экономила время, так как не требовала детализации  телефонных соединений каждого проверяемого  с «привязкой» к базовым станциям.

Кроме того, используя положительный опыт раскрытия убийства прокурора Саратовской области, отделом криминалистики на основе имеющегося т.н. «билинга», из всего массива контактов на месте преступления вычленялись лица, которые проживают или работают в этом районе. Таким образом, определялись «чужие». Такие контакты, которые фиксировались в районе преступления незначительное количество раз, подвергались проверке: устанавливались их владельцы, проводились ОРМ и следственные действия.

Такая трудоемкая работа отнимала много времени, однако, забегая вперед, следует отметить, что избранный метод принес свои положительные результаты — контакты преступников впоследствии были определены.

Параллельно с проверкой родственников и знакомых, работой по «биллингу» и другим конкретным версиям, масштабно проводились стандартные мероприятия по делу:  проверялись все наркоманы, содержатели притонов; лица, ранее судимые за совершение аналогичных преступлений; владельцы оружия; лица, арестованные после совершении преступления, разрабатывались в условиях изоляции; продолжалась отработка административно-задержанных.

По линии розыска похищенного через подразделения УБЭП были истребованы списки всех ломбардов и ювелирных магазинов, расположенных в области, по которым осуществлялась проверка на предмет сбыта похищенных ювелирных изделий. Помимо ориентирования общественности, с целью получения оперативной информации по убийству Макаровых была организована и проводилась оперативная  работа с лицами цыганской национальности, осуществляющих скупку ювелирных изделий, проводились встречи с их «баронами»; а также с т.н. «смотрящими за зонами» и  криминальными авторитетами. В отношении сразу нескольких  преступных групп и авторитетов проводились полномасштабные ОРМ и следственные действия.

Следует сказать, что только за первый месяц работы по делу в ОВД по Железнодорожному району было доставлено и проверено свыше 3500 человек, проведено более  50 обысков, взято на ПТП и истребовано детализаций  телефонных переговоров – по более  100 фигурантам.

В связи с большим количеством проверяемых лиц в распоряжение оперативного штаба был выделен специалист-«полиграфолог» ГУВД, который по ускоренной программе проводил опрос доставленных. Помогал в этом и соответствующий специалист УФСИН.

Как раскрывали убийство начальника в городе В. (часть 2)

2

Автор публикации

не в сети 2 года

GYPSY

71
Комментарии: 1Публикации: 20Регистрация: 20-02-2017
Tagged

Добавить комментарий