Рецидивист. Часть 3

Смешные

Часть 2

Дня через три в отделение уголовного розыска Подгоренского РОВД поступила информация о появлении на старом «Запорожце» абсолютно новых

автопокрышек и что их привез Николай. Оперативным работникам уголовного

розыска стало сразу понятно откуда , когда и кем была похищена  эта авторезина. При беседе с покупателем, который знал о воровских наклонностях своего родственника и не мог отрицать факта приобретения резины, посколько она уже стояла на его автомашине, причем с не успевшими стереться

и отпасть боковыми заводскими «ворсами», остающимися после ее отливки, пояснил, что все четыре баллона  ему яко бы привез его сын, работающий в

отделе вневедомственной охраны соседнего Каменского РОВД. Проверка этого не заняла большого времени и не подтвердила слова покупателя. Последнему все же пришлось рассказать и подтвердить факт привоза авторезины Николаем.

Одно было плохо, что покупатель, явно ворованного, не знал водителя того «Москвича» и не запомнил его номерных знаков.

Таким образом разговор с ранее судимым, к тому же признанным особо опасным рецидивистом-вором мог оказаться вполне бесполезным.

Во-первых не было сведений о номерах похищенной авторезины, во-вторых

вор мог, не отрицая факта привоза и продажи  авторезины, сказать, что ехал он со случайным попутным  и не знакомым ему владельцем «Москвича», у которого была эта авторезина и который попросил найти на неё покупателя, а он только и  помог продать её, нуждающегося в этом дефиците, своему родственнику. При таком положении ни один из следователей не смог бы предъявить Николаю обвинение в краже этой авторезины из склада «Сельхозтехники», а тем более никакой  суд, будь он трижды «Народный»,

не отважился бы осудить его за это преступление без отсутствия доказательственной базы.

Все усилия оперативных работников были направлены на установление

той автомашины «Москвич» и её владельца. Никто Николая не трогал и не вызывал по поводу этой кражи. Его родственник-покупатель и сын последнего были строго предупреждены о не разглашении сведений, данных ими в отношении продавца резины. Рецидивист же, чувствуя, что у него имеются «алиби», мол он не может нормально передвигаться, а не то что бы воровать, специально по утрам садился у дома на скамейку и демонстрировал вытянутую и как бы не гнущуюся ногу, проходящему мимо на работу начальнику уголовного розыска.

Примерно через неделю после продажи колес, в РОВД поступило сообщение об угоне среди белого дня с центральной улицы, гордо носящей имя великого

Вождя, автомашины «Москвич». Этот  совершенно новенький автомобиль ижевского завода, называемый в народе «Шеньен», бежевого цвета, с надписью на будке:«Полевая кухня», был выделен в распоряжение Поселкового совета. Предназначался он для привоза питания в Детские сады и Ясли из столовой.

Первое время он действительно использовался для этой цели, но затем на нем,

как на своем личном, стал ездить только один председатель поселкового совета.

Вот в то время, когда он обедал у себя в квартире, бесследно и исчез автомобиль, с почти полным заправленным бензином баком.

По области были даны ориентировки о розыске угнанной машины, но настораживало то, что угоны обычно совершаются по ночам, да к тому же

преступник каким то образом сумел быстро открыть запертую дверь и быстро

без ключа от замка зажигания запустить двигатель и так же быстро укатить с места стоянки. По всему этому чувствовалась профессиональная рука.

Всех страдающих моторной болезнью, а именно так назывались угонщики, работники розыска знали на перечет и моментально была организована их проверка на причастность к этому угону . Однако эта проверка положительных результатов не принесла.

Следует заранее сказать, что машину угнал Николай, который выследил ежедневные приезды на обед поселкового руководителя. Вскрыть замок дверей и соединить на прямую провода замка зажигания, для него было детской забавой, на которую у него ушло не более двух минут. Быстро проехав по этой главной улице поселка триста метров, он свернул в короткую улицу ведущую

вверх и к ее концу и выводившую за пределы населенного пункта. Зная хорошо местность, он проселочными дорогами доехал до довольно обширного лесного массива, рядом с хутором  Окраюшкин, и загнал машину в просеку. В этом хуторе у него проживал давний дружок, с кем он был знаком по следственному изолятору, где оба прибывали в ожидании суда. Правда этот знакомый попался за «мелочевку» украв совхозного теленка, но камера их сблизила как земляков.

Сейчас этот знакомый работал лесником и лес знал как свои пять пальцев, поэтому Николай и обратился к нему, кстати имя которого было то же Николай, за помощью понадежней спрятать автомобиль, который он намеревался продать по запчастям. Благо он хорошо помнил владельцев автомашин, нуждающихся в этих, бывших в то время дефицитных запасных частях. В то время такие автомобили  в частные руки не продавались и продать его целиком кому либо, просто не было возможности.

Первым делом оба тезки выкосили траву со следами колес от автомашины и

преступили к ее разборке. За первый день был снят двигатель и передняя подвеска. Эти вещи были  перевезены на лошади с повозкой и спрятаны в другом месте. Вечером Николая, на своем мотоцикле, лесник отвез проселочными дорогами до станции Сагуны. Здесь они расстались, но договорились, что на следующий день, утром,  встретиться тут же, поехать и продолжить дальнейшую разборку краденной автомашины. На станции

Сагуны проживал еще один его знакомый и то же по имени Николай, знакомство с которым так же произошло в следственном изоляторе г.Воронеж

Туда сагуновский Николай угодил за пьяную драку, а второй находился здесь уже по третьему разу или на тюремном жаргоне- по третьей ходке. У этого приятеля был старенький « Москвич» и Николай навестил его с той целью, чтобы этот его знакомый отвез его домой. При этом он рассчитывал и на создание для себя алиби, мол весь этот день был здесь и помогал в ремонте

автомашины этого своего знакомого, о чем они легко договорились.

Но  «Москвич» действительно оказался не исправным. Вышел из строя

редуктор. Вот тут Николай Абрамович сказал своему тезке, что мол знает одного человека, который может продать задний мост в сборе и не так уже

дорого за него возьмет. Хозяин автомобиля знал, что этот узел не имеет

заводского номера, по которому бы можно было определить к какой он именно автомашине принадлежит, т.е. не возможно установить владельца транспортного средства, а попросту говоря, откуда он украден. Последнее

им предполагалось с большей вероятностью, чем какая то иная причина продажи столь дефицитного агрегата. Они договорились, что задний мост будет привезен прямо сюда дня через два и приятель зная, что «Абрам», как в изоляторе звали Николая, слов на ветер не пускал, поэтому заранее отдал последнему половину обговоренной стоимости за задний мост.

Домой Николай Абрамович вернулся на последней электричке, на первой утренней уехал обратно и уехал с поджидавшим его на мотоцикле лесником в лес, где окончили полную разборку автомашины. Остался только голый кузов, с которого была сбита заводская бирка и который они забросали ветками. Снятые узлы и агрегаты были спрятаны в различных частях леса. Двигатель они не стали разбирать. В отношении последнего у лесника возникла мысль, самому продать его своему дальнему родственнику, заехавшего погостить, возвращаясь на новеньком «Москвиче» из поездки на Юг, но с уже полу- пустым, накрытым брезентом, прицепом. Но Николаю ,естественно, об этом он ничего не сказал.

Лесник, по просьбе Николая, проселочными дорогами отвез его к родному селу.

Там последний, для создания себе алиби, пообщался с земляками, а затем на попутной машине доехал до города Россошь. Там он, с этой же целью, встретился с бывшими своими, из числа тех, с кем он когда то работал в депо, лишь после этого на электричке приехал на ст. Подгорное. Выходило так, что он передвигался железнодорожным транспортом, причем приезжая в поселок с противоположных направлений. Пойди, определись и обоснуй все это и проверь его на причастность к угону и краже автомашины, в случае возникновения  в отношении его подозрения ?

Через два дня Николай, ночью, без особого труда угнал стоящий у их же дома

грузовик «ГАЗ-52», который принадлежал «Цементному заводу» и который водитель, с разрешения начальства не ставил в гараж, поскольку каждое утро ездил в «Пионерский лагерь», откуда вывозил мусор и пищевые отходы.

До начала рассвета Николай успел съездить в лес, погрузить в кузов и отвезти его, как и было обещано, на  станцию Сагуны. Получив со своего тезки вторую

часть оговоренной суммы, он вернулся обратно в районный центр, поставил машину точно на прежнее место и закрыл замки дверей кабины.

Велико же было удивление водителя., что ранним утром он обнаружил в своей

машине «прогретый» двигатель, естественно с убавившимся в баке горючим,

с прибавившемся  показанием на  датчике спидометра  пробега.  Но ведь автомашина то была на том же месте, дверки её кабины были исправно заперты.

Кто же поверит ему, что на этой автомашине  кто то ночью ездил. Благо что в то время бензин стоил какие то копейки, да за его расходом  практически  и не было контроля.

В то время  все мы жили в эпоху развитого социализма, поскольку о построение социализма  уже было объявлено во время правления Сталина, но  Никита Хрущев, верный его соратник и последователь, обещал советскому народу жить при коммунизме- светлом будущем всего человечества .Надо же так беспардонно и нагло вещать и врать на весь Мир, не спрашивая об этом его желания,  торжественно заверяя, что уже в нынешнем поколении, относящемуся к  восьмидесятым годам,  у нас в стране наступит полное благополучие. И это непременно, по теории Ленина, должно произойти во всем Мире.

Вспомните  о Программе построения Коммунизма,  в уже теперь несуществующем реально и даже на картах атласа, вместе с его гимном,  нерушимый, братски созданном   СССР

Но Леонид Брежнев, в период своей безграничной власти,  которая сейчас называется застойной, хорошо понимая этот ленинский бред, вещал не только нашему народу, а  и всему Миру, что у нас наступил некий развитой Социализм.

Попытку как то преобразовать экономику, которая  безуспешно работала над достижением военного приоритета над США, начал Андропов, но судьбой ему не было дано для этого время.

Когда в  Кремлевском доме престарелых появился молодой и энергичный Михаил Горбачев, возомнивший себя, под стать Петра 1, «великим реформатором»,объявивший некую перестройку застойного общества.

В нашей стране начались такие преобразования, которые в конечном счете и окончились развалом «Нерушимого и на веке сплоченного Союза».

Последующий правитель, теперь уже даже не приемник первого и последнего Президента СССР, взявший в свои руки власть, пьяница и клоун по своей натуре, обещал своему народу благополучие, довел его до такого состояния, что

даже денежные вклады граждан страны, за которые многие из них могли бы купить автомашины, не будь они тогда дефицитным товаром, сейчас не могут

купить и буханку хлеба. Это даже не воровство, а  с юридической точки зрения надо именовать, как грабеж собственного нарда в государственном масштабе, да только, к великому сожалению, в Уголовном Кодексе нет такого понятия и диспозиции статьи. А жаль! Да и откуда же появится Закон, пресекающий

обдираловку народа, коль он принимается теми, кто живет за счет этого же народа ? Это может быть непонятно разве  только самому последнему глупцу,

да и тому ясно и очевидно то, что до чего дошло народное «благосостояние».

Прекрасно понимая это, приемник Бориса Ельцина, нынешний Президент Владимир Путин, издал Закон об не распространении на Президентов  РФ следственно-судебных гонений, что бы они не совершили и не совершали.

И все это под эгидой Конституции РФ, декларирующей всеобщее равенство

перед этим, обязательным для всех граждан нашей страны, Основном Законом.

Рангом ниже стоящие, к числу которых относятся и депутаты, в число которых немало проникли и представителей из преступного мира, заполучили

неприкосновенность. А вот Николай Абрамович, начавший «сидеть» со времен

правления диктатора, даже не русского по национальности Иосифа Сталина,

никакой поблажки, кроме «звания» особо опасный вор- рецидивист, не поимел.

А это «звание» давало ему «право» на то, что если за обычную и рядовую кражу ранее не судимый мог быть отдан на поруки коллектива, то он же автоматически получал не лагерное, а тюремное заключение, причем с максимальным сроком.

По тому времени кража машины, не в пример нынешнему, было отнюдь не рядовым преступлением, а тем более кража у представителя Советской власти.

Дело сразу же было взято на контроль управления внутренних дел области, откуда нескончаемым потоком сыпались руководящиеся звонки, но большей частью требовавшие отчета по раскрытию этого преступления.

Сам «Мэр» поселка стал частым  посетителем  РОВД и его строго требовательным местным начальством. Еще бы ему и не быть таким, коль милиция  по своему «горизонтальному» положению почти полностью подчинялась власти на местном уровне. Особо он надоедал начальнику уголовного розыска, к которому его, по вопросам раскрытия этого преступления, направлял начальник милиции. После шестого посещения этого

чиновника, требовавшего скорейшего раскрытия преступления и поучавшего, как это надо сделать, начальник розыска сказал, что знает того, кто украл машину. Ошарашенному такой фразой главе поселка было доверительно и под неразглашением сказано, что машину угнал муж заведующей Детского Сада, кем работала и была весьма привлекательная особа женского пола. Оперативник был очень хорошо информирован о их давней любовной связи, но не подавая на это никакого намека, свою версию обосновал тем, что мол её муж,

работающий на «Цементном заводе» шофером, очень ревнив и очень хотел бы быть водителем этого «Москвича». вместо номинально числящегося Александра, к которому он не без основания ревновал свою жену. При этом, под большим секретом,  второму по счету, по крайней мере и при сложившейся ситуации, но далеко не последнему любовнику, было сказано о том, что муж заведующей способен убить неверную ему жену и любовника, если получит об этом достоверные сведения. Розыскник, видя как у надоедливого посетителя медленно отвисает челюсть и расширяются зрачки, стал просить последнего, в случае отыскания автомашины, взять на работу в качестве шофера, именно мужа заведующей Детским Садом, дабы в дальнейшем избежать неприятных последствий как для неё, а так же и для нё любовника Александра. Не говоря на эту тему и даже не произнося единого слова, представитель Советской власти быстро и надолго удалился из здания милиции.

А Николай Абрамович, тем временем, уже успел с ворованной автомашины продать разным покупателям передний мост, колеса, радиатор, аккумулятор, стартер, дверки, лобовое секло, оба сидения, капот двигателя и даже зеркала заднего вида. Верх задней части кузова  краденного автомобиля  лесник  забрал себе  и в конце его огорода в нем приютил своих  кроликов.

_____________________________________________________________________

 

Проходящие практику студенты Воронежского медицинского института, искавшие лекарственные травы и наткнулись на остатки автомашины. Теперь уже ясно было, что к её краже ни коем образом не причастны иногородние лица.

Тем временем Николай уже вышел на работу без всякого гипса. А оперативный работник уголовного розыска, имевший дружеские отношения с хирургом  больницы, у которого лечился Николай, узнал, что последний подпилил гипс  в области коленного сустава и его нога могла сгибаться. Но главное было в том, что время это совпадало с моментом, когда была украдена автомашина. К тому же в пухлое дело оперативного учета легло сообщение о том, что на станции Сагуны появился задний мост от «Москвича».Теперь уже ясно было откуда он мог появиться. Не было только информации о  близких связях Николая, т.е. тех лицах, с которыми он мог бы совершить кражу. Два дня ушло на то, что бы еще раз проверить и установить эти связи. Вот тут то, через информативный центр УВД, было установлено, что Николай Абрамович и лесник из х. Окраюшкин в одно и то же время содержались в следственном изоляторе г.Воронеж еще в далеком 1955 году. А спустя восемь лет он находился там и со своим тезкой со станции Сагуны.

Таким образом наступил момент реализации оперативного материала. Со следователе, в чье производстве было уголовное дело по факту кражи автомашины, была испрошена у прокурора санкция на обыск в хозяйстве покупателя заднего моста. Тот, когда у него забирали мост, сперва пытался пояснить, что продавец ему не знаком, что это был какой то случайный и проезжий мужчина, из числа столь часто в то время бывавших на уборках урожая, прикомандированных шоферов. Но когда ему прямо сказали и назвали имя продавца, то он не стал отпираться и подтвердил это, рассказав, что Николай один ночью приезжал на грузовой автомашине и привез этот задний мост. Мало того, он сказал, что автомашина была с липецкими номерами.

А такая автомашина была единственной в районе и принадлежала она спецучастку цементного завода, использовалась, как выше было сказано, для поездок в «Пионерский лагерь».Задний мост был привезен и сгружен в один из гаражей РОВД. А в соседнем гараже лежали четыре новенькие автопокрышки, еще ранее изъятые в с. Терновое.

На следующий день, после привозки заднего моста, в РОВД был доставлен и покупатель этой ворованной резины .Его посадили в соседнем от следователя кабинете и срочно доставили с работы Николая. Последний был удивлен этой

столь для него неожиданной доставкой т сразу же попытался выяснить чем она

вызвана, ссылаясь еще на то, что у него мало времени и много работы на производстве. Оперативник же выслушав его тираду, просто спросил что ему известно про пропавшие из склада СХТ колеса. Николай, без тени всякого смущения сказал, что просто слышал, как и многое другие о их пропаже , но к этому делу он не причастен. Вот именно в этот момент и завели покупателя колес. Только взглянув на него Николай понял, что вопрос о краже колес уде решен не в его пользу и сказал: « Уберите  отсюда этого клоуна!».Следователю, которого он знал хорошо и с которым они жили в соседних подъездах, он выразил желание все рассказать о этой краже, но кроме её, он ничего больше не совершил и готов в этом положить свою  голову под отруб.

После этих слов Николая, ничего ему не говоря, повели в в гараж, где лежал задний мост. Когда он увидел его, то сразу понял о наступающем финале и попросил не затягивать следствие по делу и что будет зависимо от него, в вопросе честных показаний, то он вполне на это готов, но выпросил для себя возможность повидаться со своей сожительницей и что бы она ему почаще носила передачи. На первый раз он захотел жаренную курицу.

Действительно следствие было не долгим и Николай все правдиво рассказал

об краже авторезины и «Москвича».Он же изобличал остальных покупателей

запасных частей, которые пытались пояснять, что мол не знали незаконности

приобретения ворованного. Двоих  из них пришлось арестовывать. Это были

лесник, который завладел целым двигателем, а вторым, купивший для своего

старенького «Москвича» аккумулятор и одно из сидений, был работник заготовительной конторы, уверявший, что это он купил еще год назад и при помощи своего брата в городе Борисоглебск. Человек этот был настолько упрям, что дата выпуска, проставленная на аккумуляторе, не могла его убедить в том, что он не мог быть куплен раньше того времени, когда он был изготовлен. И привезенный его родной брат утверждал, что никакого аккумулятора и сидения он и в глаза не видел. После первого посещения следственного изолятора этот заготовитель стал настойчиво проситься  к оперативнику розыска. При состоявшейся беседе он рассказал, чо действительно купил аккумулятор и сидение у Николая, что он мол все теперь понял и осознал. Но стал интересоваться возможностью освобождения его из под стражи. Услышав ответ о том, что эти вопросы решает следователь и прокурор, заготовитель совсем приуныл и сообщил о своем намерении повеситься. Опера явно заинтересовало это и при дальнейшей беседы арестант поведал следующее. Мол он попал в камеру, где сидели арестованные по 102* да по 108 и 117 статьях Уголовного Кодекса РСФСР, а у него то аж 208 статья.

Он то со своим, еще довоенным ,трехклассным образованием наивно думал, что если больше порядковый номер статьи, так это более авторитетно. И вот когда одного из сокамерников готовили его приятели к суду, подбривая спрятанной

от надзирателей бритвой, заготовитель и обронил фразу, мол оставте челочку, что бы похож был на петушка. Били все его молча и дружно. Уже почти потерявший сознание от ударов ног  и  совсем не чувствовавший их, заготовитель услышал слова одного из избивавших, что хватит этому колхознику, он мол и сам не знает того, что сказал. Услышав громкий смех оперативника, в его кабинет сошлись другие работники и еще почти час, под и их не утихающий хохот рассказывал заготовитель, как его выбирали в камере «старшим». Сокамерники, видя его простоту и отсутствие всякого тюремного стажа, попросту издевались над ним. Для выбора «стаошего» они показали ему все «дупеля» затертого «Домино», которые поместили в кастрюлю еще не сданную после обеда разносчикам, перемешали их так, как обычно мешают

перед игрой, непонятно сперва для него, залили их водой. Ему же сказали, что

все по очереди будут брать по одной костяшке и кто вытащит шестерочный дупель, тот и будет признан «старшим».

* Статья 102, предусматривала тогда ответственность за умышленное убтйство, ст. 108 за умышленное причинение тяжких повреждений, ст.117 за изнасилование, а ст.208 за скупку краденного имущества.

 

 

Но что бы все было по- честному, надо завязать глаза. И ему, ничего и никакого подвоха не подозревающему, были

полотенцем завязаны глаза, а вместо кастрюли была поднесена параша, в которой он долго не мог нащупать костяшки «Домино». Только после того, как

и без того ели сдерживающие свои ухмылки, сокамерники разразились смехом, более похожим на рев, неудавшийся «старший» снял с глаз полотенце  и увидел в чем он искал костяшки «Домино».Была с ним проведена и игра в «Хитрого соседа».Это когда два уже бывалых зеки садились по обе стороны от новичка и все трое тюремным матрасом прикрывали лица, а остальные должны были тихо подходить и наносить удар по голове. Если тот, кому был нанесен удар, угадывал бьющего,  они менялись местами. Но весь секрет был в том, что били новичка его же соседи. Отсюда и название этой игры. Они же делали вид, что так же получили удары и тщетно старались угадать кто его им нанес. Уже даже после непродолжительного времени сидящий по центру переставал понимать, кто же так неслышно подходит и больно бьет его по голове, а затем так же быстро и не слышно удаляется. Ведь когда он после удара  выглядывал из под матраса, то все  сокамерники стояли на расстоянии, которое они не могли бы преодолеть за один  миг. Были с ним проведены и еще другие камерные игры,

выдуманные не занятыми работой подследственными заключенными.

Вдоволь и до слез насмеявшись от такой исповеди, оперативники разошлись по своим местам. Незадолго перед судом Николай попросился к оперативнику и их общение поимело взаимную пользу. Он ведь понимал, что ему две, хоть десять краж на срок наказания почти и не повлияют. Остерегался и боялся он того, что этак через лет пять, которые он себе отмерял как половинный т предполагаемый срок, у него могут возникнуть т другие проблемы, связанные еще с двумя кражами. Вот и пришлось ему рассказать и о них.Одной была кража аккумулятора все из ной же СХТ, а второй была кража электрической дрели и набора ключей, из не надолго оставленного незапертым его  соседом гаража.

 

Надо только было послушать в суде государственного обвинителя!

Его речь началась обращением к суду, с просьбой подойти к рецидивисту со всей гуманностью. Ведь сидящий на скамье подсудимый угодил на неё, кода ему только исполнилось четырнадцать лет, а на свободе он реже и меньше бывал, нежели школьники на каникулах. После этого был дан анализ угона грузовика, на котором Николай отвозил задний мост. Вот за него прокурор и просил назначить только один год заключения и уже к общему удивлению участников процесса, садясь на свое место, прокурор, как бы между прочим сказал, что за все остальное он просит суд назначить наказание сроком на четырнадцать лет. У Николая от услышанного в глазах потемнело. Он то для себя ожидал максимум «червонец». На последнем слове суду он только и сказал, что бы дали ему пятнадцать лет, поскольку  тогда это был максимальный срок наказания и к четырнадцати годам, какой то годичный срок ничего буквально и не значит.

Но Николай освободился раньше срока, отбыв в таежных местах без малого десять лет.  Как к своему давнему приятелю он зашел к оперативнику и рассказал, что сейчас на зоне не стало прежнего порядка, что прежнее, его поколение, воров уходит прочь, а на их место претендует молодое хулиганьё.

На вопрос где он собирается теперь жить Николай Абрамович ответил, что  уже познакомился с одной женщиной из села Скорорыб, где и собирался работать в колхозной мастерской. В отношении того, будет ли он и в дальнейшем воровать, разговор не заводился, поскольку как опер, так и сам рецидивист, знали о бесполезности затрагивать эту тему.

Спустя три года им пришлось вновь встретиться. В это время оперативник ушел на пенсию и стал заниматься адвокатской деятельностью, а Николай украл

мотоцикл. Свою кражу он объяснил тем, что ему нужно было срочно доехать из районного центра в одно село к своему давнему приятелю. Мотоцикл же просто ему подвернулся под «горячую руку».

5

Автор публикации

не в сети 2 года

GYPSY

71
Комментарии: 1Публикации: 20Регистрация: 20-02-2017
Tagged

Добавить комментарий