Рецидивист. Часть 1

Смешные

   Николай родился в небольшом селении, которое тогда не подходило под понятие  деревня или села.. Скорее всего это был большой хутор из десяти домов, со странным названием «Острые могилы», приютившийся неизвестно с каких пор сбоку дороги, ведущей из старинного и неоднократно посещаемого в свое время царем,  затем ставшим Всея Державным Императором России- Петром -1, города  Острогожск в уездный городишко Россошь .В настоящее время это поселение именуется селом Новая Александровка, хотя оно и не разрослось, а скорее уменьшилось по своему размеру, а точнее сказать просто вымерло.

Но до сих пор это селение значится на карте области и располагается на прежнем месте, находится на территории Подгоренского района, но по своему расположению, тесно граничит с Каменским и Ольховатским районами.

Свое необычное название это поселение получило в связи с  тем, что его коренное население, хотя и исповедовало Христианскую веру, но она имела несколько отличную форму от её строгих  канонов и в частности традиций захоронения. Иными словами это принято называть сектанством.

Годом рождения Николая был 1936,  памятный всему нашему народу, как изначальным и историческим, по поголовной коллективизации крестьянства в СССР, а  поэтому  и ставший периодом массовых  репрессий, которые распространились во всей стране и на все слои населения, а особо на политических противников Сталина , ибо теория революционных преобразований немыслима без насилия, именуемого не иначе, как классовая борьба. Причем марксиско- ленинская теория, а тем более практика революционного преобразования Мира, разумеется, не спрашивая согласия и желания не только у населения России, но и народов всех стран, которых призывала к объединению под пролетарское знамя. Ведь она прямо предопределяла усиление и ужесточение  классовой борьбы, по мере продвижения  к построению «Светлого будущего всего прогрессивного человечества» не только в отдельно взятой, к нашему всеобщему несчастью  России, но и во всем Мире. Для осмысливания  этого даже не следует читать «классиков», а довольно лишь вспомнить слова из пролетарского гимна по разрушению старого Мира, а так же и слова знаменитой песни-призыва о том, что «… от тайги  до Британских морей Красная армия всех сильней!»

Родители у Николая были не из тех, кого раскулачивали, а затем и ссылали за Урал, поскольку в их хозяйстве кроме десятка кур да двух коз, ничего  не водилось. Его мать была тихой женщиной, постоянно озабоченной проблемой пропитания их немалой семьи, где кроме Николая было еще трое ранее родившихся дочерей. Его отца звали Абрамом и сей муж далеко не придерживался христианских заповедей, которые перешли и в Уголовный Кодекс, ибо в них сказано:«… не убей, не обмени, не укради, не пожелай жену своего ближнего…» Поэтому воспитание Николая, с его раннего детства, в целом и предопределило его дальнейшую и далеко не легкую судьбу. Не раз ему, уже ставшим взрослым, говаривал отец, намного переживший свою тихую и скромную супругу: «Коля, ты весь в меня, ты ведь можешь легко украсть, но всегда, как и я, почему то попадаешься  с краденным».

_____________________________________________________________________

* Рецидивист( от лат. повторение), в данном случае имеется в виду особо опасный рецидивист, т.е. лицо неоднократно судимое за тяжкие преступления

Неоднократно зарившийся на чужое добро, будь то курица, а порой и овца, его отец был так же неоднократно и нещадно бит односельчанами и жителями соседних сел, куда он так же устремлял свои корыстные помыслы и деяния.

В основном на этом дело и кончалось, поскольку,  тогдашние и грозные право приемники ВЧК — органы всемогущего ОГПУ и  Наркоматата  Внутренних дел, были заняты отысканием внутренних «врагов народа», которых от имени этого же народа,  нещадно карал и судил Народный суд и так называемые «Тройки».  Трудом  этих «врагов народа» был воздвигнут комсомольский город у горы Магнитной, прорыт «Волго-Донской» судоходный канал, освоен Магаданский край, именуемый больше как Калымским, почти было завершено строительство железнодорожной магистрали, именуемой БАМ и которую так и не смогли завершить комсомольцы брежневской эпохи, в которой лишь звучали призывные об этом песенные слова «БАМ, БАМ,БАМ…»

Еще большим несчастьем и страданием для народа стала долгожданная и готовившаяся сталинским руководством, для победы выдвинутой Лениным теории мировой революции, уже реальная  Вторая Мировая война, которую Вождь всех времен и всех народов, для нашей страны и для всего Мира, назвал Великой Отечественной войной, причинившей нашей стране огромный  материальный урон и неописуемые моральные страдания, Войной, унесшей невосполнимые, ни кем  до сих пор так точно и не подсчитанные, миллионы человеческих жизней- граждан бывшего СССР.

В первых числах знойного июля 1942 года, окружив, разбив и взяв в плен под Харьковом большую массу соединений войск Красной армии, возглавляемых Народным Комиссаром Обороны, Маршалом Советского Союза Тимошенко, немецко-фашистская группировка, под командованием автора преславутого плана «Барборосса»- генерал-полковника Паульса, вторглась и на территорию Воронежской области, где не пересекая реку Дон и оставляя тут войска союзников, двинулась дальше на Юг, имея целью захват Сталинграда, с целью отрезания центров выпуска военной продукции от Кавказской нефти. Лишь часть немецко-фашистских войск была брошена на захват Воронежа, с целью дальнейшего обеспечения по прежнему планируемого захвата Москвы.

С июля 1942 года и по середину января 1943 года в селе, где родился  Николай и которому в то время было семь лет и шел уже восьмой, хозяйничали оккупанты. Этот его возраст, как и у большинства  сверстников, был периодом когда детское любопытство обострено жаждой впитывания всего нового и интересного. А нового он увидел очень много, досель ранее не виданного и даже не слышанного. Особенно его интересовала и притягивала к себе техника, состоявшая на вооружении вражеской армии. Впервые он увидел

мотоциклы и легковые автомашины, не говоря уже о пушках, танках и бронетранспортерах, а так же часто и низко пролетавших самолетов.

После освобождения осталось много брошенной неисправной техники и Николай, вместе со своими сверстниками, часами занимался её «освоением».

Но в отличии от многих других своих сверстников, игравших в еще не оконченную войну, он старался вникнуть в суть того, а каким же  образом удается двигаться этим, человеческим разумом и их руками, созданными механизмами. Его мало тогда заботило осмысление того, что вся эта  техника предназначалась для уничтожения таких же людей, подобных её создателям и что создатели для этой цели вели между собой соревнование, стараясь сделать её более совершенной и более надежной  и все для того, что бы это могло нести больше разрушений и смерти.

Мальца притягивало любопытство и  его интересовало лишь  чисто  техническая сторона. Но постепенно оставленную вражескую технику вывезли трофейные команды, члены которой реквизировали у населения даже вражеские

зажигалки, фонарики и прочую, оставленную ими при отступлении, мелочь.

Но зато в соседнем селе был настоящий и исправный советский танк.

Появился он там во время завершения Острогожско-Россошанской наступательной операции, въехав туда без единого выстрела, посколько союзники немцев, окруженных под Сталинградом, не думали даже оказывать какое либо сопротивление и большей частью неорганизованно убежали в сторону поселка Ольховатка, где как раз и попали, кто из них остался живыми, но сольно обмороженными, под сомкнувшие свои фланговые клещи,  наступавшие войска  Красной армии

Героев-танкистов восторженно и приветливо встретило освобожденное население. Было приготовлено в их честь обильное угощение на которое ушли чудом уцелевшие от оккупантов куры и все то, что люди сумели сберечь про запас, сами голодающие и откладывающие не весть какие  на «черный» день, а теперь оказавшийся для них светлым и долгожданным праздником, продукты.

После торжественной трапезы танкисты остались ночевать в доме

солдатской вдовы Анастасии, получившей еще в конце лета 1941 года похоронку на своего, погибшего под Смоленском мужа, с которым она прожила всего-навсего только неполных восемь месяцев. Детей у них не было, а жила она вдвоем со своей матерью. Возраст её был  как раз той поры рассвета женских начал.  Не надо тут  уже таить большого греха,  что во время почти семимесячной оккупации, она познала не одного любви обильного потомка некогда всемогущей империи древнего Рима, так же уставших от этой, Богом проклятой войны.

Как бы то не было, а жизнь требовала своего и сказавшийся холостым командир танка, с этой незабываемой для него ночи,  потерял покой, а главное как то стазу утратил свой гвардейский  боевой пыл. Был он родом из Челябинска, а вернее  оного из сел этой области. Там, на его родине, большей частью ковалось оружие  Победы-танки, пушки и там была сформирована их танковая бригада, воины которой в последующем победно принимали активное участие в разгроме гитлеровского зверя и добили его в  собственной берлоге.

Но у командира танка вдруг пропало желание к победоносному продвижению на Запад. Хотя сам он и его экипаж еще по настоящему не принимали участия в боях, двигаясь во втором эшелоне войск прорыва, но от побывавших в боях танкистов ему было известно, что немецкие войска, против наших, хотя и ставших знаменитых танков «Т-34», стали применять зенитные орудия, имеющие калибр 88 мм., снаряды которого имели большую изначальную скорость полета. От этого орудия не спасала и обтекающая своими обводами танковая башня, литая из прочной уральской брони и сваренной по технологии академика Патона.

Так что вероятность быть убитым, либо быть заживо сгоревшим в танке и считаться геройски погибшим, не  устраивала ни его командира, ни подчиненный ему экипаж. А тут еще подвернулась эта, бездетная  вдова, чьи ласки так очаровали и приворожили Красного командира Это и понудило их совместно принять  «мудрое» решение о том, что мол их танк не исправлен и что для его транспортировки к передовой, требуется ремонт. При этом они прекрасно понимали, что для всего этого понадобится время, за которое войска без них уйдут вперед, а они повременят. Вывести из строя двигатель было прямым путем угодить под трибунал, со всеми вытекающими из этого, под  ярлыком «Враг Народа», последствием ,которое называлось « угодить под стенку».

Ничего другого, кроме как снять нескольких звеньев из «гусеничного» ходового узла, гвардейский экипаж  не мог  придумать. Эти звенья были  сброшены в колодезь, а их отсутствие можно объяснить подрывом на вражеской мине. Но приехавший на «полуторке» (была у нас такая отечественная  автомашина) зампотех танкового батальона, входившего в их танковую бригаду, хотя и не был  кадровым военным, а призванным в еще в начале  финской компании, военным специалистом,  сумел  в этом разобраться. Взглянув на отсутствующие звенья гусеничного трака, а затем, переведя взгляд на дородную и с нескрываемой в глазах похотью вдову, переведя взгляд на остальных членов экипажа, он выдал свое решение  Заключалось оно в том, что бы через сутки танк был на ходу и указал пальцем руки на дорогу, ведущую в город Россошь, где он и будет ожидать танкистов. Правда не знал этот офицер того, что в экипаже не доставало одного бойца, причем основного, каким является механник- водитель, без которого танк не может сдвинется с места.

Ведь еще в первый день въезда танкистов в село и после радостного  застолья, воины-освободители, изрядно подвыпив, решили отсалютовать в честь своего прибытия из ракетницы. Видя восторженные лица жителей села, еще для большей торжественности и под их дружные крики «Ура!», стали стрелять в верх  из автоматов. А  для более пущего эффекта, механник -водитель бросил в огород гранату-лимонку, но она почему то не взорвалась. Поскольку69+ было уже  темно, да к тому же все они были, как говориться «навеселе», то поиск гранаты решили организовать  утром.  После того как только  начало рассветать, воины первым делом опохмелились.  Командир решил, что справедливым будет отыскать гранату тому, кто ее и бросал. Механник-водитель, проваливаясь выше колен в снег, занялся отысканием  этой, теперь уже и ему стало понятно, так ненужно брошенной  гранаты. Минут через пятнадцать остальные, сидевшие в теплой избе, услышали слегка приглушенный звук взрыва и подумали, что находка обезврежена. Но прошло еще примерно такое же время, а их боевой товарищ  почему то не возвращался в дом. Когда они вышли на улицу и увидели его, лежащим на спине без всякого движения и широко раскинутыми руками, то поняли, что случилась беда. Танкист лежал без сознания, а стопа его левой ноги, которой он нечаянно наступил на гранату, а та возьми и разорвись, напрочь отсутствовала.

Пока пострадавшего перенесли в дом, где кое как сделали перевязку, пока нашли единственную лошадь, да покуда ее запрягли , прошло более двух часов.

Раненного предстояло везти в город Россошь, в котором предполагался медсанбат и до которого было около сорока километров. Но по пути он умер от потери крови. В оказавшемся медсанбате командир танка оставил так нелепо погибшего своего подчиненного и его документы, а сам возвратился к боевой машине. Он тяжело переносил потерю боевого товарища и не мог

никак придумать, что же теперь делать дальше? А тут еще невесть откуда приехавший зампотех с приказанием прибыть на танке в город Россошь в точно указанное время. Причем приказание было отдано хотя и не строгим командирским голосом, но сама интонация сказанного не оставляла сомнения в том, что если танк в указанное время не прибудет, то дальнейший разговор будет вести уже особист, с которым известно чем и быстро может он окончиться, причем навечно. Да, было над чем призадуматься и до боле чесать, уже болевший не только от выпитого, затылок головы!

Пришлось, хоть и с запозданием, принять командиру Рождественское купание в колодце, извлекая оттуда недостающие гусеничные траки и «пальцы».Что и говорить, сиё купание было не из числа лечебных и приятных.

Только спустя более часа и после выпитых залпом двух стаканов самогону, сидящего на печке командира перестало трясти. То ли помогло народное средство, то ли так велико было нервное напряжение, но после этого вынужденного зимнего купания, танковый командир, который  далеко не был «моржом», даже не разу не чихнул.

В ремонте танка подросток Николай принимал самое активное участие и очень был доволен этим, оказанным ему взрослыми, доверием. За какие то четыре часа гусеница была восстановлена. Командир танка сам сел на место механника-  водителя и посадив рядом с собой втиснувшегося сюда подростка, запустил двигатели. Танк  ожил, отдавая людям тепло и передавая дрожание своего сердца-мотора. Медленно, как бы нехотя, боевая машина тронулась с места, но потом поехала с какими то рывками.  Подростку был невдомек неопытность танкового командира исполнять обязанность водителя и ему казалось, что так и надо управлять этой грозной боевой машиной. Вдвоем они проехали в край селения, где кое как сделав разворот, при котором пострадал ветхий сарай, грозная машина двинулась обратно. То ли желая удовлетворить желание мальца, жаждавшего желанием просто покататься,  то ли приобрести таким образом навыки вождения, командир, прибавив скорость, повел танк вниз селения, не ведая того, что там была заболоченная пойма неказистой речушки

под названием «Гнилая Россошь».Подростку же казалось, что для такой машины нигде нет никаких преград,  да и помнил он слова песни про трех танкистов, в которой «…мчались танки ветер подымая, наступала грозная броня…». Танк всей своей, почти тридцати тонной массой, угодил в прикрытое снегом болото, где бесполезно и недовольно урча своими двумя мощными двигателями, беспомощно вращал не имеющими под собой твердой опоры «гусеницами», осел на бронированное брюхо.

Командир послал подростка позвать остальных членов экипажа, а когда они пришли, то совместно оценили ситуацию. Было вполне ясно и понятно, что без

танкового тягача здесь не обойтись. А где его найти, когда танковая бригада вероятно ушла далеко? К тому же они хорошо помнили приказание зампотеха. Они совместно разгрузили и выбросили в это же болото оставшийся боезапас, сняли с пушки прицел и затвор, а так же затвор с курсового пулемета, после чего возвратились в селение.

Здесь, попрощавшись с гостеприимной вдовой, закинув за спину автоматы, понуро ушли к дороге ведущей к городу Россошь.

Как они отчитались ,за считай потерянный боевой танк, об этом достоверно ничего неизвестно, но очевидно, ими кому то из штабного начальства была «нарисована» картина «неравного боя» с потерей танка и геройски погибшим механником- водителем. Эти сведенья  был вынужден подтвердить и зампотех, а иначе и он бы сам мог угодил под трибунал. Время  тогда было насыщено триумфом одержанных  под Сталинградом и на среднем Дону побед и под этими впечатлениями потеря одиночного танка ничего не значила.  Наоборот это вполне вписывалась в вынужденно понесенные боевые потери. Родителям так нелепо погибшего воина, было направлено стандартное сообщение, что погиб мол погиб смертью героя, сражаясь за честь и независимость нашей Родины и похоронен в братской могиле.

Как бы то не было, но вскоре после окончания войны, командир танка, не позабывший ласки вдовы, с орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией», и Гвардейским значком, вновь появился в этом селении, где стал ее вторым по счету законным мужем. На работу  он устроился в восстановленный совхоз. Должность же была универсальной и называлась она- механизатор. Научился он все таки водительским навыкам, поскольку уже умело управлял единственным совхозным трактором и такой же единственной «полуторкой».

Николай к этому времени  еще больше подрос и сдружился с бывшим боевым командиром танка .Еще бы им не сдружиться, если Николай сам был «командиром» оставшегося в болоте танка. Все свое время, после того, как  танк покинул его экипаж, он целые дни проводил в нем.  Мог запускать его двигатель, включать ходовую часть, вращать башню с пушкой. Когда в танковых баках кончилась солярка, он вместе со своими сверстниками притащили домой аккумуляторы и в течении почти месяца, с наступлением темноты, в их ветхом доме, когда в остальных жилищах односельчан зажигали лучины или свечки, горел электрический свет.

Под конец 1945 года дошло дело и до танка. Приехавшие сюда военные, с помощью танковых тягачей, извлекли его из болота, заправили горючим, поставили аккумулятор. Как бы вновь оживший танк своим ходом уехал в

г. Россошь, где был погружен на железнодорожную платформу. Дальнейшая его судьба неизвестна. Возможно он влился в какую то танковую часть, может был на консервации и в последствии, как и многие его собратья, в семидесятых годах, где то был установлен на постамент, символизируя этим подвиг нашего народа в Великой Отечественной войне. Стоит и сейчас при спуске в село Подгорное, которое переходит в поселок Подгоренский, легендарная, созданная конструктором Кошкиным, знаменитая «тридцатичетверка», направив ствол

пушки на город Россошь. Лишь с крайне малой степенью вероятности можно допустить предположение, что этот танк, возможно, является тем, который и был извлечен из болота. Но на так ранее торжественно проводимых, в честь памятного праздника Победы митингах, бывший танковый командир, указывал на него рукой и убедительно вещал, что это тот боевой танк, на котором он доехал до Рейхстага.

Николай стал учиться в начальной школе соседнего села Варваровка, но все свободное от занятий время, проводил с бывшим танковым командиром. Последний обучил его управлять машиной и трактором, но поколько последние часто ломались, то подросток активно принимал участие в их ремонте и уже довольно хорошо разбирался в устройстве и принципе работы двигателей внутреннего сгорания. По всему быть бы ему неплохим механником, а возможно и инженером, но судьба сложилась иначе .В четырнадцатилетнем возрасте он позарился на школьный барометр-анероид, да еще прихватил с собою, величиною с футбольный мяч, глобус. На его затертой поверхности не только трудно было разглядеть название местностей, но и сами контуры континентов едва угадывались. Но зато границы Германии были жирно и собственноручно обведены черной тушью директором школы и им же, на месте обозначения города Берлина был, был поставлен такой же жирный и черный крест. Возможно именно эта школьная реликвия и послужила отягчающим обстоятельством при вынесению подростку судебного приговора. Получил он свои первые три года в колонии для таких же подростков.

Но нет добра без худа. За это время добро проявилось в том, что Николай в совершенстве овладел профессией слесаря, а худо заключалось в том, что он узнал от других заключенных, что воровать из школы глобусы просто глупо, что воровать надо с умом и более значимые вещи. При этом он прослушал теоретический  курс воровского ремесла. Постигнув таким образом преступную теорию, он спустя всего лишь девять месяцев после освобождения, применил её на практике.

Используя свои водительские навыки и любовь к техники, он угнал из центральной усадьбы совхоза «Опыт» директорскую «Победу», на которой беспрепятственно  доехал до столицы Грузии и выгодно продал её земляку

Вождя вех времен и народов.

Часть 2 Продолжение

4

Автор публикации

не в сети 3 года

GYPSY

75
Комментарии: 1Публикации: 20Регистрация: 20-02-2017
Tagged

Добавить комментарий