Сердца любимых

Сердца любимых

Другое

Бесс — весьма экстравагантная женщина. Она не будет довольствоваться дешевым бельем — она захочет сшитое на заказ, со жгутам кожи и с облегченным корсетом из жестких ребер — чтобы сделать и так женственный силуэт ещё изящнее. Позволит себе надеть платье за баснословные деньги из живых цветов, не смотря на то, что оно, в прямом смысле слов, завянет через сутки. Бесс любит себя и любит себя баловать.

А я люблю её и люблю её удивлять, что в последние годы даётся с трудом, так как мы объездили все уголки галактики, куда въезд нам разрешен.

Сегодня наша тридцатая годовщина — юбилей. Я помню, как в одной долгой поездке, бороздя просторы космоса на круизном лайнере, я впервые увидел её. Она стояла с бокалом шампанского возле огромного стекла, вглядываясь в глубины космоса. Волосы белокурой волной струились по её плечам и спине. На ней было черное платье по фигуре в пол, без рукавов и с разрезом на бедре. Она нежно улыбалась своим мыслям, даже не замечая, что я наблюдаю за ней издалека.

Я решился на то, чтобы подойти к ней, но никак не мог решиться заговорить. Она чуть улыбалась, слегка прищуривая с интересом синие глаза.

— Прекрасный вид, не правда ли? — Она взглядом указала на вид за иллюминатором, где вдали поблескивали звёзды и пульсары.
— Восхитительный, мисс. — Она звонко рассмеялась от моей вежливости и улыбнулась обнажив ровные белые зубы.
— Можно просто — Бесс.
— Бесс. Какое звучное имя. Вы замужем?
— А вы хотите мне сделать предложение? — Она наклонила голову, игриво приподняв брови.
— Да, хочу.
— Тогда хотя бы представьтесь, я хотела бы знать имя человека, за которого я выйду замуж.
— Лэри Баар.
— Бесс Баар. Звучит?
— Очень.

К моему удивлению, эта прекрасная женщина стала моей супругой и с этого дня мы не могли насладиться обществом друг друга. Она умудряется сочетать легкомыслие с верностью, шутливость с умной серьезностью. Она согласна на любые авантюрные приключения, переезды и приключения и всегда искренне, даже, можно сказать по-детски, удивляется новым местам и открытиям. У нас не было возможности путешествовать много, когда Бесс родила мне младшую дочь. Супруга вложила много сил, времени и средств в образование детей — старшего — Андро и младшей — Сиэль.

Наши дети давно выросли и сейчас уже обрели свои семьи. Бесс скучает по детям и беспокоится и я решил, что пора вспомнить молодость и отправиться в путешествие. К тому же такая дата предвидится — целых тридцать лет рука об руку.

На краю нашей галактики есть один удивительный элитный ресторан. В нём можно попробовать то, что ты нигде больше не попробуешь. Бесс очень удивится.

Ресторан был закрытым для большинства посетителей, вход в него стоит очень больших денег. Отделка — метеоритная крошка с драгоценными камнями. С балкона ресторана можно увидеть, как ближайшая звезда озаряет красными лучами выжженную поверхность.

Ресторан этот и правда был крайне специфичным, для людей, которые повидали уже всё, что только могли.

Бесс сидела напротив меня у окна, с интересом рассматривая стены. На ней было бархатное бордовое платье с V-образным вырезом. Волосы она собрала в сложную прическу и волнистые пряди красиво обрамляли её лицо.

— Необычное место, конечно, но мне кажется, мы были и в более красивых местах.
— Дорогая Бесс, ты просто не пробовала ещё их кухню.

Жена мне ласково улыбнулась и протянула руку ко мне, погладив по руке. Ни морщинки за эти годы не появилось на её лице, она выглядела всё так же свежо и молодо, как и 30 лет назад, чего не сказать обо мне. Всё таки мы представители разных рас.

Через полчаса, когда местная звезда выглянула из-за горизонта, озаряя безжизненную черную пустыню в кроваво-алый, нам принесли блюда.

Бедро, зажаренное в каком-то остром соусе, грудная вырезка, нежное, чуть жирноватое мясо под заливным. Вокруг всего этого стояли тарелки с овощами и сырами.

Жена отрезала постепенно от каждого блюда по маленькому кусочку, смаковала и очень хвалила каждое блюдо.

— Очень вкусная часть шейки этого существа. — Жена обмакнула отрезанный кусочек в соус и отправила его в рот, прожевав, соблазнительно облизав губы. Аромат жаренного мяса стоял непередаваемый, жирненькие, идеально прожаренные кусочки мяса так и таяли во рту. Бесс с удовольствием заедала мясо зеленью.

— Попробуй бедро с белым сыром. — Посоветовал я ей. Она с улыбкой пригубила терпкое вино, и принялась за бедро.
— Тут, в основном, мясо. Ни гарниров, ни других блюд.
— Тебе не нравится, дорогая?
— Очень нравится.
— А скоро еще принесут главное блюдо.

— Тартар из сердца, Сэр, Мисс. — Официант поклонился и подав красиво оформленные блюда — удалился.

На черной тарелке аппетитнейшим образом красовались маленькие корзиночки, политые красным соусом. Лицо Бесс сияло в рассветных лучах солнца, она улыбнулась и попробовала первый кусочек.

— И правда очень вкусно. — Она улыбнулась, отправив второй кусочек в рот. Я последовал её примеру. Жесткая корочка мяса раскололась во рту и мягкий кусочек буквально растаял. Остро-соленые специи приятно подчеркнули вкус мяса, заставив выделиться слюну. Настойка из трав приятно обожгла горло.

— Любимая. — Я смотрел на тарелку, отламывая очередной кусочек тартара. Он был красиво украшен различными песочными спиралями, словно башни замка. — За эти 30 лет я хоть раз разочаровывал чем-то?

— Нет, Лэри, с чего ты взял? — Моя милая откинулась на спинку кожаного кресла, нежно улыбаясь.
— Я был у врача, Бесс. — Я вытер губы салфеткой и, последовав примеру жены, откинулся в кресло. — Я бесплоден. И я всегда был бесплоден.

Наверное, в первый раз в жизни с лица Бесс сошла улыбка. Она молча смотрела на меня, застыв.

— Это, должно быть, какая-то ошибка. — Бесс нервно ведет плечом, отводя взгляд. — Это твои дети. Это наши дети.
— Я бы простил одного ребенка, решив, что ты сделала это от отчаяния, Бесс. Но у нас два живых ребенка, и один, которого ты не смогла выносить. От кого были эти дети? Хотя это уже не имеет смысла.

Ты замираешь, в испуге смотря на меня. Ставишь дрожащей рукой на стол стакан, с немым вопросом смотришь на меня.

— Тебе понравились сердца твоих детей?

Бесс вскочила, в ужасе переводя глаза то на меня, то на стол. зажав рукой рот.

— Ты врешь! Этого не может быть! Ты бы так… — Рвотный позыв заставил её замолчать. Справившись с ним, она дрожащими руками набрала на телефоне номер.

— Пожалуйста, пожалуйста… — Её сотрясали рыдания, но абонент уже не мог выйти на связь. Никогда.

Моя милая Бесс прикусывала себе запястье, по её щекам текли слезы.

— Ненавижу тебя! — Её голос сорвался на крик, она спиной прижалась к стене, вся дрожа. — Сиэль, милая, прошу тебя…

Я встал, отодвинув кресло, поправил волосы, глядя в отражение.

— Знаешь. — Я сам поразился, насколько спокойно звучит мой голос. — Я любил тебя, Бесс. К сожалению, любил настолько сильно, что просто не смог простить предательства. Ведь ты отняла у меня всё, что было. Ты отняла у меня детей. Ты отняла у меня себя. Всё, чем я жил и дышал. Я просто отнял у тебя тоже.

Я так хотел тебя удивить, думаю, у меня получилось.

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Pryanik

13
Комментарии: 0Публикации: 17Регистрация: 16-08-2019
Tagged

Добавить комментарий