Сотня норок. Один Андрей.

Брак Любовь

Леночка проснулась от криков мамы и папы. Она обняла любимого плюшевого ёжика и, укутавшись одеялом, молча сидела в кроватке и ждала. Да, все правильно — входная дверь презрительно хлопнула, мама, как всегда бывает, заплакала, а Леночка так и осталась прятаться под одеялком и ждать. В свои неполные четыре она уже слишком хорошо знала, что в такие моменты лучше не высовываться из своего импровизированного укрытия.
Скоро мамочка успокоится и пойдет будить уже давно не спящую дочь, чтобы нервно отвести ее в сад. А там хорошо, никто не хлопает дверью и не дергает за руки, чтобы Леночка поторапливалась.
В момент когда девочка одевала резиновые сапожки, чтобы выйти из дома, ее папа Анрюша уже сидел на утреннем рапорте у начальника смены и получал задание на день.
А потом ему снова стоять у печи, выполняя уже ставшие привыкшими операции: следить за шлаком, углеродом, делать расчеты на добавки ферросплавов в сталь.
Работал он сталеваром. В двадцать восемь лет он уже стал очень ценным и уважаемым работником. В такие-то годы другие все ещё ходят в подручных, не понимая тонкостей сталеварения. И зарплата у Андрея, соответственно его должности, была достаточно приличная для городка, в котором он жил со своей семьей. Но, как оказалось, недостаточная для его супруги.
Андрей женился на Даше, когда им обоим было по девятнадцать: молодые, влюбленные, наивные, не знавшие трудностей. Даша — дочь заместителя директора по заработной плате на предприятии, где по воле судьбы сейчас работал ее муж. И Андрей — общительный, верный, душа любой, даже самой новой компании, но из среднестатистической семьи с такими же доходами. Но разве в девятнадцать думаешь об этом? Вот и Даша не думала.
А запросы ее росли, и четыре года назад принципиальный отец девушки перестал оплачивать ее всё возрастающие требования — эта участь легла на плечи новоиспечённого супруга.
Вот и сегодня утром Андрея разбудило пришедшее на телефон жены SMS с требованием оплатить первый платеж на сумму, равную почти половине его зарплаты. Оказалось, Дарья купила в кредит норковую шубу. Сама жена работала мерчендайзером в парфюмерной компании — работа не пыльная, но копеечная.
Делать нечего. Андрею пришлось просить о подработке. Рабочих катастрофически не хватало — недавно прошла оптимизация, а, как известно, «верхушкам» нет особого дела до проблем цеховиков. Сократить и точка!
Просьба сталевара для Олега Николаевича Звонарёва стала спасительной. Одному из его шлаковщиков, которых и так «днем с огнем не сыщешь», сломали нос и два ребра. В итоге рэмбо минимум на две недели ушел на больничный.
Все эти две недели Андрей должен быть приезжать на работу за пять часов до своей смены, выполняя обязанности, с которыми был знаком лишь обзорно. Тысяча двести за неполную смену — капля в море, но пришлось согласиться.
***
Даше с Леночкой пришлось поторопиться уйти с детской площадки в соседнем квартале. Позвонил Лешка, давний друг Андрея и по совместительству коллега — старший подручный в другой смене. Он уже ждал у подъезда. Голос у него был какой-то странный, дрожащий. Таким же голосом он рассказывал о начавшихся родах у своей жены.
Леночка расстроилась, что не могла дольше поиграть с тем мальчиком в куртке со страшными динозаврами. Но, зная, что к ней в гости придет любимый дядя Лешка, неизменно с чем-нибудь вкусненьким или с новой игрушкой, девочка побежала вслед за мамой.
Глаза Лешки блестели, губы дрожали, а щеки пошли пятнами от недавних слез. Прислонившись почти вплотную к Даше, чтобы слышала только она, он, еле сдерживая себя, прошептал:
˗ Погиб. Облило шлаком. Нельзя его было отправлять… Это ты убила его… Ты…

0

Автор публикации

не в сети 2 года

Doroteya

0
Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 28-06-2017
Tagged

Добавить комментарий