Спроси у восходящей луны

Спроси у восходящей луны

Измена
Соглашение: Принято

1.
… Измена любимой жены страшна прежде всего ощущениями. Её женская натура воспринимает измену, как некую победу над мужем, дающую право на последующую свободу действий. Примеров «истинно» женской натуры в истории масса. Можно привести много случаев, когда жена с лёгкостью меняла мужа на его злейшего врага, даже если он перед этим убил отца ее детей, и с лёгкостью шла на интимную близость с тем, кто был поближе в тот момент, когда ей хотелось «любви».
За редким исключением (любовь, традиционное воспитание, религия, близкое родство) женщина легко идет на контакт с другим. Особенно в отрыве от дома и семьи. На курорте или в командировке. Свобода и всякие на все готовые мужики. Жена даже начинает гордиться своей изменой и редко после первого удачного раза останавливается. Внутри неё появляется чувство превосходства и брезгливой жалости к своему «рогатому» мужу, и иногда она может не выдержать и похвастаться. А как же, про ее победы муж может и не успеть узнать, а посмотреть на его унижение так сладко! Жалко мужа, никто не заслуживает такого. Везёт тем мужьям, которых жены любят или хотя бы уважают, в остальных случаях, а это большинство, жен от блуда удерживает страх утери материального благополучия. Увы, таковы реалии семейной жизни в наше время.
У нас с женой была страстная любовь. Мы познакомились на каком-то празднике и больше не расставались. Встречались почти год. Понимали друг друга почти с полуслова. Сердца наши бились в унисон. Поженились рано. Мне было двадцать, а Ольге девятнадцать лет. Через девять месяцев родился сын, потом через четыре года дочь. Жили, не тужили! Я закончил политехнический институт и пошел в армию на два года, да там и остался, став кадровым офицером. Куда возвращаться, на копеечную зарплату инженера?!
В армии платили неплохо по тем временам. Жена могла не работать, моих денег вполне хватало на содержание семьи. Сразу после моей свадьбы в автокатастрофе погибли мои родители. Из всей родни у меня остался только дед Панас. Да и то он проживал далеко от меня, в белорусской глубинке. Вытащить его оттуда не было никакой возможности.
Служба моя складывалась неплохо. Через пять лет я был направлен в Западную группу войск, в ГДР. Через год службы уехал в Африку, в Эритрею, инструктором. Как-то, возвращаясь с операции, мой БТР налетел на мину. Я сидел на броне свесив ноги за борт и меня взрывной волной отшвырнуло метров на семь от дороги. Я ударился о землю спиной, и на какое-то время потерял сознание. Когда пришел в себя долго не мог вздохнуть полной грудью.
В госпитале добрый доктор сказал, что я в рубашке родился. Если бы грохнулся на камень, то все, конец! Как минимум, перелом позвоночника!
А так, ничего! Жить буду. Правда уточнил, что последствия могут быть печальными. Но они проявятся не скоро. Так, что пока живи, капитан, и радуйся!
Я и радовался. Вместе с семьей. После развала Союза пошвыряло по миру. Побывал и Сербии и снова в Африке. Дослужил до сорока пяти лет и уволился по состоянию здоровья в запас полковником. Не бог весть что, как могут подумать многие. Полковники делятся на три типа: «господин полковник», «полковник» и «эй, полковник!» Так вот я «эй»! С небольшой пенсией и набором стандартных офицерских наград. Благо, в родном городе осталась родительская трешка. Туда и вселились. За службу скопили немного денег, так что на первое время хватило. Все бы ничего, да последствия травмы спины не заставили себя долго ждать. Сначала просто болела спина и поясница. Потом нога стала неметь. Позже начались дикие боли в позвоночнике и отказ левой ноги.
Так, что со временем, с тихой грустью, я превратился в недочеловека и в недомужа по совместительству.
Не скажу, что все это время мы с Олей жили плохо. Всякое бывало, но измен ни моих, ни жены не было. Пока Оля не пошла на работу после моего увольнения из армии. Там все и закрутилось. Последнее время я частенько стал попадать в больницы и находится там подолгу. Было время, когда я проходил курс лечения и реабилитации почти полгода. Жена сначала навещала, а потом пропала. Приезжал сын. Он рассказал, что мама сломала ногу и приехать не может. Оля появилась месяца через четыре. Говорила, что была на реабилитации и т. д. На первый взгляд, ее ко мне отношение не изменилось. Но это на первый! Ольга стала часто ездить в командировки, иногда на долго. Несколько раз ездила в санаторий, с подругой. Дескать мне нельзя(?), а она страшно устала. Подолгу разговаривала по телефону, бросая трубку при моем приближении. Я понял, у Ольги кто-то есть! Но мои подозрения до поры до времени не конкретизировались.
И вот, как-то раз я лазил по интернету и забрался в «одноклассники», на страницу жены. Она забыла её закрыть. Там я наткнулся на очень интересную фотографию. На снимке была снята счастливая семья. Женщина, наклонившая голову в сторону держащего ее за руку молодого мужчины. На свободной руке мужчина держал годовалого ребенка. Семья пялилась в объектив и радостно скалила зубы. Так вот, в роли счастливой женщины, была моя Оля! Я полазил по её друзьям на сайте и нашел этого мачо. Открыл его страницу и одурел. На одной из выложенных фотографий была Оля с грудным малышом и их обнимал счастливый мужик, тот самый с первого фото. И подпись «наш малыш»!
Так, что, если тебе кажется, что изменяет жена, знай, это тебе не кажется!
Вот это поворот! Ай да Ольга! Крутит роман на стороне, живет на две семьи и еще ребенка рожает! Когда же она успела? Прикинул и понял, как раз когда я в госпиталь надолго залег. Она видимо забеременела еще раньше, но срок был малый и заметно не было, ну а потом «сломала ногу».
Я решил не пороть горячку и выяснить все до конца. Через бывшего моего сослуживца- полицейского я узнал все про этого дятла, имевшего мою Олю и отношения с ней!
Он был младше её на семь лет. Зовут Игорь. Бизнесмен (кто бы сомневался!) С моей женой тусуется уже почти два года. Заделал ей ребенка, и вроде как завет замуж. Я понял, что это конец. Если женщина рожает о другого, то обратной дороги нет!
Я никогда не мог понять фразу: — «Надо бороться за любовь!». Любовь, либо она есть, либо её нет! Других вариантов быть не может. Борись не борись, если тебя разлюбили, хоть голову разбей о стену, ничего не изменишь. Время убивает любовь!
Пока я думал, как мне переговорить с Ольгой о наших отношениях, всё разрешилось само собой.
Однажды вечером к нам домой Оля привела своего бизнесмена. Они уселись в зале и начали со мной душещипательную беседу. Вернее, говорил любовник, а Оля только согласно кивала. Речь шла о том, что Ольга еще молодая, что я для неё обуза. Со мной она окончательно угробит свою жизнь и далее в таком же духе. Я терпеливо слушал. Но когда он предложил освободить жилплощадь (квартиру моих родителей) и перебраться в дом инвалидов, я вежливо подозвал его к себе поближе. Ничего не подозревая, он, с презрительной улыбочкой альфа-самца, наклонился ко мне. Ольга все поняла и хотела его предупредить, но было уже поздно. У меня хорошо поставлен удар правой, поэтому мачо ощутил его как удар кувалдой в челюсть. Он закатил глаза и улетел в угол, стукнувшись головой о стену. Я понимал, что погорячился! Этот удар изменить ничего не мог. Ну, зато хоть что-то!
Понятное дело, Оля заверещала и пытаясь привести любовника в чувство, попутно разъяснила мне, кто я такой.
«Импотент, урод, калека, кровопийца, что б ты сдох, сволочь!» Это самые ласковые эпитеты, примененные женой по отношению ко мне! Я выслушал не перебивая, дождался, когда ее хахаль вернётся с небес на грешную землю и предложил им катиться ко всем чертям из моего дома.
Мачо, сплевывая кровь через обломки зубов, пригрозил мне встречей в темном переулке и взяв в охапку свое сокровище, свалил из моей квартиры. Уходя, моя, когда-то горячо любимая женщина, за которую я бы не пожалел своей жизни, даже не посмотрела в мою сторону. Я пожил достаточно, но еще не знал тогда, с какой легкостью женщины отрекаются от былой любви – без колебаний, молниеносно и бездумно-жестоко…
Я ждал что бизнесмен заявит в полицию, но обошлось, наверно Ольга отговорила.
Окончательно добило меня решение моих детей уйти жить к маме и её новому мужу.
Больные отцы никому не нужны!
…Я пил два месяца, постоянно находясь в хмельном угаре. Внутри у меня все выгорело. Когда стал путать день с ночью, понял, если не уеду к деду в глушь — либо окончательно сопьюсь, либо просто сойду с ума!
За все это время дети ни разу мне не позвонили, более того не отвечали на мои звонки! Ничего больше не держало меня в этом городе…
Я стоял в ванной комнате и смотрел на себя в зеркало. Жалкое зрелище! Испитое лицо, с тоненькими паутинками вен и мешками под глазами, длинные грязные волосы, борода, больше напоминающая мочалку. Только армейский серебряный жетон на шнурке, память о Балканах, и татуха в виде летучей мыши на предплечье, напоминали о моем военном прошлом.
…Нас тогда прижали к горам, не давая возможности вырваться из естественной ловушки. Кинжальным пулеметным огнем с флангов вынудили занять почти круговую оборону. Заставляя раз, за разом, идти на прорыв, неся при этом большие потери. Деваться нам было некуда. Впереди враг, позади отвесные скалы. Вскоре от нашей и без того не полной роты осталось семь человек. Огонь по нам был настолько плотный, что не давал поднять голову. У меня остался последний магазин, а у АКМ настолько нагрелся ствол, что в пору было от него прикуривать.
— Ну, что, Койда, похоже нам хана! — Комбат одного меня называл по фамилии. – Еще одна атака и все.
— Предлагаешь сдаться? – Я присоединил магазин и передернул затвор. — А смысл, они все равно нас в расход пустят!
— Да, с нами они возиться не станут. – Комбат подтащил пулемет поближе ко мне. — Остается продать себя подороже!
День стремительно катился к вечеру. Местные предметы уже стали отбрасывать длинные тени, когда позади меня раздался шорох и посыпались камни. Я обернулся, держа палец на спусковом крючке. Из-за груды камней в нашем тылу показался старик, одетый во все черное, и махнул рукой: — Скорее, идите за мной, здесь есть тропинка…
И мы ускользнули под самым носом врага. Когда прошли через перевал, монах исчез. Так что поблагодарить было некого. Исчез, как и не было. И вот тогда в ближайшем маленьком сербском городке мы заказали у местного ювелира серебряные жетоны. Материал у нас был свой. Обломки серебряного наперстного креста, которые мы нашли в разрушенной сербской церкви. Как раз на всех хватило. Каждый из оставшихся в живых носил этот жетон как амулет, не снимая его ни при каких обстоятельствах….
Я вздохнул и взял ножницы…
На вокзале я без особых проблем купил билет на вечерний поезд и дал телеграмму деду Панасу.
Начинался новый виток в моей судьбе…

2.
В город я вернулся в конце марта, и сразу с головой окунулся в водоворот событий.
Едва включил мобильник, как посыпались сообщения о пропущенных вызовах. Львиную долю составляли звонки Комбата. Несколько вызовов с неизвестных номеров и, к моему большому удивлению, несколько звонков от Ольги! Ей то, что надо?!
Я сразу набрал Комбата.
— Койда, нужно встретиться! Есть тема. Ты вообще как? — Комбат говорил уверенными рублеными фразами, оправдывая свой позывной.
— Когда и где? — Я тоже старался быть предельно лаконичным.
— Давай завтра, в ресторане отеля Плаза, часиков в 19.
— Да меня туда с моей рожей на пушечный выстрел не подпустят!
— Рожу побрей, одеколоном попрыскай и главное джинсы постирай! Кончай дурковать, Жду. Пока! — Комбат отключился.
Я зашел в ванную комнату и посмотрел на себя в зеркало. Рожа как рожа, действительно, чего «дурковать»?!
Я улыбнулся. Интересно, что он мне хочет предложить?
Чувствовал я себя великолепно, даже не верилось, что было время, когда с трудом передвигался. Спина не болела, только иногда ночью просыпалась боль в левой ноге, как бы напоминая о прошедшей болезни.
Заглянул в холодильник. Пусто. Ну ничего, ситуация штатная. Уезжая в город, я прихватил кусок сала и банку с маринованными грибами. За хлебом сейчас сбегаю.
В дверь позвонили. Странно, я никого не жду.
На площадке стояла Ольга?! Да, неожиданно!
— Чего тебе? — Мне реально не хотелось её видеть.
— Юра! Я тебя умоляю, выслушай меня! — Она говорила чуть слышно, избегая встречаться со мной взглядом. — Я могу пройти?
— Проходи на кухню, — проговорил я, пропуская нежданную гостью.
Она присела на табуретку и какое-то время молча смотрела в пол, собираясь с мыслями.
— Юра, я ушла от Игоря.
— Что так, такая любовь была! Нового друга нашла? — Мне реально было плевать на ее проблемы с этим Игорем, и вообще с кем-либо. У меня хлеба на ужин не было! Это сейчас беспокоило меня больше всего. — А как же «наш малыш»? Игорю подбросила?
— Юра!.. Это не его ребенок. Это…это твой сын. — Я видел, как ее глаза наливаются слезами. — Игорь сделал тест ДНК, там все и выяснилось.
— И что это меняет? Мой, не мой, какая разница. Ты, чего ко мне приперлась? Деньги кончились? — Я посмотрел на часы, давая понять, что у меня нет времени на пустые разговоры. — Ты свой выбор сделала. Ты и дети. Чего ты от меня хочешь?
— Юра! Мальчик болен, ему нужны деньги на лечение.
— Да ты что! А я здесь с какого боку? У меня денег лишних нет!
— Юра! Я тебя умоляю, он сейчас в реанимации. Врачи говорят, что если не сделать в ближайшее время операцию, он умрет.
— У меня нет денег!
— А квартира? Её можно продать!
— Оля, ты совсем рехнулась!
— Юра, мы с тобой прожили двадцать лет.
— Вспомнила! — Перебил я её. — Когда меня предавала, когда бросила меня, ты об этом не вспоминала?!
Я вдруг подумал, что наш разговор напоминает сцену из дешевой мелодрамы.
— Юра, прости меня! Не было ни одного дня, что бы я не думала о тебе! — Она уже почти рыдала. – Я совершила ужасную ошибку. Я..я..предала тебя, нашу семью..
Она продолжала говорить, а я молча смотрел на свою, когда-то безумно любимую женщину. Женщину, за которую я бы не задумываясь отдал свою жизнь. Женщину, которая без колебаний цинично предала меня в трудное время. На женщину, которая вычеркнула меня из своей жизни и ушла к другому мужчине.
И вот сейчас она вдруг пришла в себя и просит у меня помощи.
Ольга твердила, что время, проведенное без меня, помогло ей понять, как она сильно любит меня, что только теперь понимает, что я был единственным настоящим мужчиной в ее жизни!
Ее слова затягивали, убаюкивали меня фантазией о том, что только мне принадлежит ее сердце. «Прости, прости!». Она как заклинание повторяла это слово. А я смотрел на неё и представлял, как она целует и ласкает своего любовника!
Неужели она и правда думает, что я поверю ее словам? Что она запуталась, что не знала, чего хочет? Что, эта женщина, которая изменяла мне, рожала ребенка от любовника, бросила меня и проводила свободное время с другим мужчиной и никогда не вспоминала обо мне, вернулась, потому что оказывается любила только меня.
В свое время она нашла оправдание своей подлости и без колебаний оставила меня. Она сполна успела получить чувственное наслаждение с любовником не раз побывав в его постели и хладнокровно планировала момент, чтобы нанести мне последний смертельный удар.
Господи! Неужели я кажусь ей настолько тупым, готовым поверить всей ее лжи!
Я молча выслушал ее полный раскаяния монолог. Мне было, что ей сказать.
— Когда припекло, ты вспомнила, что у тебя был муж! — Меня переполняли эмоции. — Денег просишь! Мне плевать на тебя и твоего…
Я не договорил.
Ольга вдруг упала на колени.
-Юрочка, родненький, помоги! Он ведь маленький совсем, он ни в чем не виноват! Мы сейчас у мамы в однушке ютимся. Все. Мы бы мамину квартиру продали, но нам жить негде!
Ольга разрыдалась.
— Ольга, уходи! — Я отвернулся, чтобы не видеть ее слез. Какое мне дело до нее и ее ребенка. — И постарайся больше не попадаться мне на глаза!
Ольга что-то почувствовала в моем голосе и, не вытирая слез, направилась к двери.
-Юра!..- Она что-то хотела мне еще сказать.
— Пошла вон! — Я почти кричал.
Хлопнула входная дверь…
За хлебом я так и не выбрался…

Ольга брела по припорошенной первым снегом улице. Она понимала, что надеяться больше не на что. От отчаяния ей хотелось кричать, и она зажала рот рукой…
На последнем троллейбусе Ольга добралась до больницы. Миша лежал в отдельной палате подключенный к аппарату ИВЛ, опутанный трубками и капельницами. Возле его кровати, в наброшенном на плечи белом халате, сидела её мать.
— Ну что?
Ольга отрицательно покачала головой.
— Юра отказался помочь. — Она закрыла лицо руками зарыдала…

… — Ну, здравствуй, Койда!
— Привет, Комбат!
Мы обнялись и поцеловались, потом отстранились и посмотрели друг на друга. Да, время не щадит, даже лучших друзей.
Комбат почти не изменился, только волосы стали белые. Но это ему шло. Строгий серый с искоркой костюм, голубая рубашка, фиолетовый галстук. Швейцарские «ханова милитар» и платиновый перстень на безымянном пальце правой руки дополняли ансамбль! Ни дать, ни взять, солидный бизнесмен, сидящий верхом на нефтяной трубе…
Мы ужинали в шикарном ресторане на восьмом этаже отеля «Плаза», где остановился Комбат. Вокруг жужжала публика, сновали расторопные официантки и оркестр наяривал что-то латиноамериканское. Антикварная мебель, винтажные гитары на стенах и огни огромного ночного города за большими, от пола до потолка, зеркальными окнами. Уже были поданы сочные отбивные, и мы в который раз налили.
— Давай за наших, не чокаясь…- Комбат поднял рюмку и молча вылил водку в рот. На секунду зажмурился и выдохнул воздух.
— Ну, что скажешь? — Он снова вернулся к нашему разговору.
Я прожевал кусок отбивной и вздохнул.
— Ты не вздыхай, как девица перед свадьбой, тебе дело предлагают! — Комбат подцепил вилкой шпротину и положил на хлеб. — Зарплата отличная, как говорится, все включено. Полный соцпакет и остальное. Ну, ты понял!
— Ты, как будто меня в стриптиз-клуб вербуешь! — Засмеялся я.
Комбат не разделял моего веселья.
Мы помолчали какое-то время.
-Ну, какое твое решение? — Комбат посмотрел на часы.
— Я согласен, когда вылетаем?
— Я позвоню. — Мой собеседник встал, давая понять, что аудиенция окончена…

В дверь позвонили. Ольга с трудом оторвала голову от подушки, сказывались бессонные ночи, и подошла к двери.
— Кто там?
— Курьер! Койда Ольга Вячеславовна, это вы?
Ольга открыла дверь. Какой курьер, она никого не ждала.
Молодой парень протянул ей пакет.
— Это вам, распишитесь.
Ольга увидела на пакете свою фамилию.
— От кого это?
— Не знаю, моя задача — доставка! До свидания!
Парень повернулся и побежал вниз по лестнице.
Ольга прошла на кухню и осторожно вскрыла конверт. Развернула сложенные вчетверо документы. Дарственная на квартиру и ключи. Господи, она не верила своим глазам. Юра подарил ей свою квартиру! Ольга присела на стул, ноги не держали. В конверте была еще записка. Дрожащей рукой она развернула листок. Слезы застилали глаза, но она сумела прочесть:
» Не такая я, уже и сволочь…Прощай.»
Подписи не было…

…Вертолет облетел излучину Мбванги, разгоняя винтом ее коричневые воды.
— Садимся! — Скомандовал Комбат по внутренней связи.
Слегка накренив нос вертолет зашел на посадку, нацелившись на узкую полоску пляжа, вплотную прилегавшую к джунглям. Пилот осторожно приземлился на ровной площадке, едва не задев лопастями винта подступавшие деревья. Двигатель смолк, но лопасти продолжали вращаться.
— Как обстановка? — Подал голос командир взвода.
— Все в штатном режиме. — Объявил штурман и открыл дверь.
Солдаты, в камуфляже без знаков различия, держа автоматы наготове стали выпрыгивать на песок, занимая круговую оборону.
Мы с Комбатом покинули винтокрылую машину последними. Я привычно закинул РПК на плечо и стал искать глазами проводника из местных…

0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Yriy Linna

0
Комментарии: 1Публикации: 1Регистрация: 24-11-2021
Tagged

Добавить комментарий