Уху будешь??

Уху будешь??

Другое

Вода в котелке постепенно закипает и я кидаю в неё порезанную, свежевыловленную рыбу. По округе разносится приятный запах ухи, а пустой желудок на запах отзывается болезненным спазмом.

— Маар, скоро еда будет готова? — Кричит мне из дома Сурт, высунувшись в окно.

— Через полчаса!

Кивает и скрывается в доме. Я сажусь на толстый, срубленный, ствол дерева и смотрю на дым от похлебки, слежу, чтобы не выкипела вода.

Интересно, где сейчас моя сестра? Как у неё дела? Жива ли она?

Тяжело вздохнув, помешиваю жидковатый суп. Люди вынуждены бросать свои дома и уходить с семьями, искать места, пригодные для жизни.

Окидываю взглядом рощу. Печальная картина предстаёт взгляду. Деревья высохли, трава редкими нелепыми пучками лезет из сухой, потрескавшейся земли. Природа увядает, гармония нарушена. Мир, наверное, уже никогда не будет таким, каким был прежде.

Когда-то давно, в моей прежней жизни, деревья были толщиной с трех крепких мужчин, и устремлялись так далеко вверх, что и верхушек не было видно. Нас с сестрой тогда обучали основам колдовства.

— Прежде всего вы должны соблюдать гармонию. Для себя использовать магию вам разрешается лишь в крайних случаях. — Учитель поправляет очки, проходясь из стороны в сторону и отчитывая свою лекцию. Сестра внимательно его слушает, я из уважения сдерживаю зевок. — Если гармония будет нарушена — то природа будет угасать.

Я киваю, но хочется уже поскорее попробовать на практике что-нибудь. Или поупражняться с мечом, учитель фехтования хотя бы не вызывает у меня чувства скуки.

Долгие вечера сестра проводила за книгами, перечитав всю библиотеку отца. У неё отлично получалось колдовать. Тогда как мне лучше давались боевые науки, она, напротив, совершенно не умея обращаться с каким-либо холодным оружием, отлично управлялась своими знаниями. Тогда мне казалось это глупостью.

Помню, как-то раз, мы с ней отправились вечером к речке, что протекала от замка, через лес, на многие километры наших земель.

— Отец говорит, что я совершенно не гожусь в приемники. — С обидой сообщаю я сестре. Её васильковые глаза смотрят на меня с сочувствием. — Он говорит, что я всё делаю разумом, а не душой. Что мне стоит поучиться у тебя, Мара.
— Брат, ты всегда думаешь головой и стараешься использовать силу, даже когда её не нужно применять.
— Я использую силу, потому что так я смогу постоять за себя и за свою семью. Тем, что ты умеешь договориться с природой — ты себя не защитишь.

Сестра задумчиво смотрит на реку, идя вдоль самого обрыва. Потом останавливается и делает шаг в сторону обрыва. Я лишь успел дёрнуться в её сторону, а толстая ветвь дерева, растущего внизу на склоне, уже подхватила её.

— Природа отвечает мне тем же, любимый брат. Не стоит недооценивать её силы. Она даёт нам энергию, мы должны платить ей тем же. Это залог того, что мир будет давать плоды, а жизнь будет продолжаться.

Языки пламени с треском вырываются из-под котелка, лижут его стенки. Похлебка почти готова.

Я помню тот день, когда закончилась моя прежняя жизнь. Возвращаясь со слугами с охоты, я издали увидел полыхающие стены замка и прибавил ходу, ударяя лошадь.

Сердце бешено стучало в ушах, а языки пламени, вырываясь, пытались схватить за руки. Лошадь вздыбилась, заржав, отказываясь ехать дальше. Где отец? Сестра?

Укрыв лицо плащем, вбегаю в тронный зал. Огня тут ещё нет, но от дыма перехватывает дыхание и слезятся глаза. Возле трона я вижу что-то на полу.

— Отец! — Я перевернул его на спину и замер. Нет. Этого не может быть.

Глаза отца были широко открыты, а из груди торчал кинжал. Я вытащил из его тела лезвие, и сидел рядом, не в происходящее.

Языки пламени ворвались в зал сверху, с другого конца рухнул потолок. Где Мара?

— Прости, отец. Мне нужно найти сестру. — Я закрываю ему глаза, проведя рукой по щетине. — Прощай.

Слезы стоят на глазах, стараюсь дышать через раз. В спальню сестры дверь не привычно открыта, её там нет. Я слышу вскрик и стремглав кидаюсь на звук.

Сестра стоит у стены в библиотеке. Часть книг полыхают в огне, а на неё надвигается мужская фигура с мечом в руке.

— Моран! — Её голос звучит испуганно, когда она замечает меня.

Не раздумывая достаю меч и кидаюсь на обидчика. Он довольно пластичен и по началу у него получается отбивать мои удары и притиснять меня к стене.

Тяжёлый шкаф с книгами рушится между нами и я теряю на мгновение противника из вида.

Тут же боль обжигает нутро, его меч проходит глубоко в мой живот. Помню, что учитель говорил, что это менее больно, чем получить множество ударов кулаком. Внутри не много нервных окончаний и у меня ест несколько минут до обморока.

Противник резко вынимает клинок и заносит меч, целясь мне в шею. Одним точным ударом опережаю его, наточенным лезвием снося голову с плеч.

Придерживая рукой рану, из которой точками выбивается кровь, бросаю меч на пол. Сестра лежит на полу, не сразу понимаю, что когда рухнул тяжёлый шкаф, то балкой пробило ей голову. Наклоняюсь к ней, проводя по тёмным волосам рукой. Сестра, милая, ну как же так.

Мне не хватит сил, чтобы уйти, тем более вдвоём — огонь уже полыхает во всем замке и единственный путь — окно, в горную реку. Верная смерть.

Не люблю пользоваться магией и всегда предпочитаю полагаться на себя. На одном из уроков учитель рассказывал о параллельных мирах и что в них нельзя открывать порталы. И отказался объяснять, как это сделать, хотя сестра тогда загорелась этой идеей.

Она перечитала всю библиотеку, и нашла. А после показала мне, попутно объясняя. Мы не стали нарушать целостность миров и что-либо менять, но ей нравилось заглядывать иногда туда, наблюдать.

Не с первой попытки я создал прозрачную плёнку — переход в другой мир.

Боль накрыла неожиданно и сильно. Плёнка дрожит и готова пропасть. С трудом беру сестру на руки и она исчезает с другой стороны портала. Под руку попала книга и я кинул её в закрывающийся портал.

Сил, открыть повторно портал нет. С трудом встаю на ноги и дохожу до окна. От высоты плывёт в глазах.

Сгореть или утонуть?

Закрыв глаза, делаю шаг вперёд. Природа, прошу тебя, защити меня, если ты на это способна. Далее была темнота.

— Есть хочется. — Сурт говорит настойчиво, но с улыбкой.
— Уже почти готово. — Я разламываю корень пряного дерева и кидаю его в котёл.
— Какой запах, я готов есть свои локти. — Парень садится рядом, вдыхая аромат. — Позовёшь, когда будет готово. Я принесу остатки сухарей.

Именно Сурт вытащил меня из реки, которая унесла меня от замка на многие километры, и ещё неделю боролся за мою жизнь. После он рассказал, что произошла революция — короля убили, а его дети сгорели в пожаре вместе с верными слугами. Народ считал, что магических ресурсов много, энергию можно было тянуть из деревьев, земли, воды, камней. Всего за семь лет реки были осушены, а земля утратила силу. Животные гибли, урожай не давал всходы и начались массовые убийства.

Некогда прекрасная далина постепенно превращается в безлюдную пустыню.

— Похлебка готова, иди ужинать!

Сидя на крыльце дома, с деревянными мисками в руках и любуясь звездами, мы с жадностью поедали похлебку.

— Жаль, что короля убили. — Закончив трапезу и откинувшись на ступени с горечью произнёс Сурт. — Картошку не видел уже года три.
— Может, его дети живы?
— Ты правда веришь в это? Там сгорело все до тла, это просто надежда отчаявшихся людей. Почему тогда за столько лет о них ничего не известно? Хотя, было бы хорошо, если бы они были живы и вернулось бы все на круги своя.

Он задумчиво смотрит на меня.

— Добавку будешь?
— Буду.

3

Автор публикации

не в сети 3 недели

Pryanik

13
Комментарии: 0Публикации: 17Регистрация: 16-08-2019
Tagged

3 thoughts on “Уху будешь??

Добавить комментарий