Хочу верить

Хочу верить

Другое

20 лет.

Я хочу верить.

Родители не должны хоронить своих детей, но исчезновение ребенка становится бесконечными похоронами.

Со дня, когда она умерла, прошло 20 лет.

20 лет бесконечных вопросов, на которые я не смогу найти ответа.

Шторы в комнате плотно задвинуты, телефон выключен, домофон выдернут из розетки. Кот мирно лежит на кресле напротив, один глаз приоткрыт и смотрит на меня. Вторым глазом он спит.

В комнате тихо, слышно как ругаются соседи, ребенок плачет, а его мать кричит, но не разобрать слов.

Если бы ты сейчас зашла в комнату, я бы никогда в жизни не кричал на тебя, не повысил голоса, я бы был очень любящим и заботливым отцом и мужем.

Кот запрыгнул ко мне на колени и начал ластиться. Старый проказник.

Лиза была очаровательной девочкой, с белыми локонами по пояс и большими синими глазами. Маленький ангелочек, в голубом платьице.

Это случилось теплым осенним днем. Бабье лето — золотые листья, теплое солнце, сухая погода.

— Леша! Леша, она пропала! — Крик Ксюши быстро вывел меня из сонного состояния.

— Как пропала? Где ты?

— Мы шли вдоль аллеи, тут же некуда прятаться! Леша! Я отвела глаза на одну секунду!

Дальше была полиция, поиски. Парк жидкий, видно далеко, Лиза была в ярко розовой курточке и её должно было быть видно издалека. Но никто не видел её. Искали собаки, но не брали след. Искали неравнодушные люди. Ксюша была безутешна.

Полиция долго допрашивала Ксюшу, на ней не было лица. Всегда жизнерадостная, сейчас, лицо моей жены осунулось. Она стала выглядеть старше, была абсолютно измотана и обвиняла во всем себя.

А после нашли её перчатку и ленточку от шапки, торчащую из земли. Перекопав всё, не смогли найти тело.

Мы давно уже развелись с Ксюшей, она не могла смотреть на меня без истерик и сейчас живет одна. Она не верит, что наша дочь умерла, для нее она всегда жива, просто где-то очень далеко.

Я не верю в то, что Лиза жива. Мне хочется в это верить, но ленточка из-под земли и её перчаточка говорит об обратном. Если бы нашли её маленькое тело, то не было бы этих вопросов, хотя я не знаю, как было бы лучше.

Хотя нет. Знаю. Было бы лучше, чтобы она не исчезла и не умерла. Чтобы она была с нами, вышла замуж, родила нам внуков и была бы счастлива.

Но этого не произошло, не в нашей реальности. Я, вопреки своему обычаю, включаю телефон. Тут же приходит сообщение от Ксюши: «С Днем Рождения тебя, Леша.»

Сухо, возможно. Но я не представляю как больно и тяжело ей отправить это сообщение в этот день. Перезваниваю.

— Привет. — Ксюша молчит, поэтому задаю глупый вопрос. — Как ты?
— Нормально, Леша.
— Я не отмечаю.
— Я знаю.

Какое-то время мы молчим, потом, когда я уже хочу завершить разговор, Ксюша спросила:

— Как думаешь, надежды нет совсем?
— Надежда есть всегда.
— Тело же не нашли.
— Не нашли.
— Может, она просто нас забыла?
— Тогда, возможно, что она счастлива?
— Возможно.

Голос Ксюши становится чуть спокойнее. Мы прощаемся и я отключаю телефон теперь уже до конца дня.

Я ненавижу свой день рождения и не отмечаю его вот уже 20 лет. Иногда мне кажется, что было бы лучше, если бы мы её похоронили, но это лишь иногда и от отчаяния.

Я всегда буду ждать твоего возвращения, Лиза.

0

Автор публикации

не в сети 1 год

Pryanik

13
Комментарии: 0Публикации: 17Регистрация: 16-08-2019
Tagged

Добавить комментарий