Red Bull ОкРыЛяЕт, ИлИ КаК я ХоДиЛа На КоНцЕрТ…

Red Bull ОкРыЛяЕт, ИлИ КаК я ХоДиЛа На КоНцЕрТ…

Интимные

— Нет, ну какого вытянутого колайдера я поперлась сюда?! — ругалась я сквозь зубы. — Машка, зараза, убью, когда вернусь.

Я сидела в пыльном шкафу гримерки, нюхая реквизит не первой свежести. А все началось с того, что в наш город приехала моя любимая группа — “Кукрыниксы”! Ну и, конечно, я же не могла пропустить ее и не сходить. За несколько месяцев я купила билеты нам с Машкой и стала ждать. Нетерпение мое было долгим, но все же не бесконечным. Ко дню “Х” я вся извелась, но наконец-то дождалась. Весь день потратила на то, чтобы прихорошиться. А вдруг да получится пробиться ближе к одному из них и взять автограф для себя любимой? Выпрямив волосы, поправила челочку, подвела глаза черным карандашом, подкрасила ресницы, последний штрих — красные губки. Послав себе воздушный поцелуй, показала язык и стала одеваться. Кожаная черная юбочка, приобретенная в позапрошлом году на барахолке, мне еще подходила, поэтому я в нее влезла. На верх я решила надеть полупрозрачную свободную блузку серебристого цвета. Под низ черный лиф и вуаля — красавица. Подмигнув себе, схватила сумочку, обулась в черные лаковые ботинки и выскочила на улицу, где уже дожидалась меня Машка — моя давняя подруга.

— Ты красотка, Милка. По-любому сегодня подцепишь какого-нибудь рокера, а возможно, и этого, как его там. Николаева Романа, вспомнила. Этот же ударник тебе нравится?

— Этот, этот, — буркнула я, не ведясь на стеб Машки. Нет, ну она всегда меня подкалывает, а я что? У всех есть свои кумиры, мне вот нравится Орландо Блум в роли Леголаса, но это не значит же, что я упаду ниц перед ним! А из наших вот нравится ударник данной группы. Хотя он и не брутальный, как многие рокеры, да и волосы его нормальной длины, только челка длиннее положенного, да и то не всегда.

— Ой, не хмурься, морщины появятся! — воскликнула она и, потянув меня за руку, проговорила: — Пойдем скорее, а то пропустим начало и не успеем закупиться горячительным!

— Я сегодня пить не буду, — сморщилась я. — Вчерашнего хватило. И позавчерашнего…

Машка засмеялась, явно припоминая мои подвиги, но шаг не сбавила, отчего на месте мы были через пятнадцать минут. Народу уже было на площади достаточно. Для группы выделили в местном ДК гримерки, но внутрь никого не пускали, так как здание такой толпы не вместило бы. Ну что ж, подождем и здесь.

Когда группа появилась, мы уже стояли с бутылочками в руках (кто с какими, а я с Red Bull), горя желанием взирать и слушать. Мой любимый ударник сел за инструмент и пробежался на пробу молоточками по барабанам, а мое сердце подпрыгнуло в предвкушении.

Первой песней они выбрали самую фурорную в своем репертуаре.

«- Жизнь и смерть во мне объявили мне:
Жизнь — игра, у тебя нет масти.
Смерть к тебе не питает страсти,
Жизнь тебя проиграла стуже, и смерти ты не нужен», — раздался голос Алексея Горшенева, и мы завизжали.

Концерт оказался фееричным и запоминающимся. Когда он подошел к концу, никто не хотел расходиться. Пробивались к певцам, чтобы взять автографы, кричали слова любви и признательности. Я обвела взглядом толпу и поняла, что попасть в первые ряды для того, чтобы взять автограф, не смогу. Тяжело вздохнув, толкнула Машку, сказав, что пора домой, да и на дворе-то уже стемнело.

— Ты чего, — вытаращилась она на меня. — Не пойдешь брать автографы? Ты же этого так ждала!

— Да ты посмотри, сколько народу-то! Ждать несколько часов не хочу, да и вряд ли все успеют, — хмуро отмахнулась я.

— А ты иди в гримерку, я там уже узнала, где твой Ромашка-то переодевается, — прошептала она.

— Ты с ума сошла? — недоверчиво посмотрела на нее. — Кто ж меня пустит?

— Да я отвлеку на входе ребят, а ты и проскользнешь…

И вот я здесь, план по отвлечению прошел безупречно, да и гримерку нашла я быстро. Через полчаса, когда перенюхала парфюм и куртку, что висела на стуле, услышала шаги в коридоре, ну и не придумала ничего другого, как залезть в шкаф! Сижу вот, подглядывая в щелку, как по комнате ходит мое любимое тело и офигеваю от своей наглости. Я же хотела всего лишь взять автограф, для этого даже прятаться не надо было. Не прогнал же он бы меня?! А что теперь делать — не знаю. Когда он стал раздеваться, то я даже не подумала о том, чтобы закрыть глаза. Прикусив губу, жадно разглядывала стройное тело, которое не было худым или толстым, обычное тело парня. Не обычного парня, а именно ЕГО. Когда он остался в боксерах, я неловко дернулась, отчего дверь шкафа скрипнула и медленно стала открываться… Парень обернулся, и наши взгляды встретились. “Попадос”, — мелькнула в моей голове мысль.

— Что ты здесь делаешь? — хмуро окинув меня глазами, сказал Роман.

— Эм… Простите. Я тут мимо проходила, — о боже, что я несу!!!

Брови парня в удивлении взлетели.

— Проходила и заблудилась, зайдя в тупик? — хмыкнул он.

— Почти, — прошептала, отводя взгляд и мучительно краснея. Вот всегда так, когда попадаю в нелепую ситуацию, начинаю нести вселенскую ахинею, вместо правды.

— Вылазь оттуда.

Я выползла из шкафа, бочком проходя мимо него, но как обычно: лох — это судьба. Споткнулась я об его брюки, что он скинул, застряв ногой в длинной металлической цепи, и повалилась прямо на парня, которого умудрилась завалить на пол. Поерзав на нем, замерла и, глядя в расширившиеся от злости зрачки, ляпнула:

— Я девушка приличная, после такого вы обязаны жениться…

Мозг выдал быстрее, чем я подумала, а тело сообразило быстрее. “Если быть беде, то надо тушить!” — мелькнула трусливо мысль, и я накрыла его губы своими, сразу углубляя поцелуй. Застонав от своей наглости, почувствовала, как его руки обхватили меня в желании то ли оттолкнуть, то ли притянуть ближе. Замерла напряженно, но он ответил на поцелуй, запуская одну ладонь мне в волосы, а вторую под юбку. Надо остановиться. Надо. А надо ли? Жар его тела согревал меня через тонкую блузку, распространяясь мурашами по телу, хотелось почувствовать его ближе. И я нетерпеливо захныкала, когда не получилось в таком положении стянуть блузку. Он меня понял, приподнялся сам, отрываясь от моих губ, и поднял меня, толкая в сторону трюмо, заставленного всяким театральным хламом, который в одночасье был скинут на пол, а я же усажена на деревянную поверхность. Блузка была стянута, юбка сброшена. Его взгляд обжигал, проходясь по моему телу. Я же в свою очередь нетерпеливо оглаживала его тело, удивляясь своей безрассудности. Мои ладони скользнули к боксерам и нащупали уже гордо стоявшее достоинство, которое попало в мои жадные ладошки и было облапано все. Но так как через материю — это не то, то я стянула их вниз, а потом добралась до вожделенной плоти пальцами. О-о-о… Мечты исполнятся. Газпром. Чуть не засмеялась, но услышала стон и не стала ломать кайф парню, поэтому потянулась за поцелуем, который и получила. Да так, что голова закружилась! Выдохнув ему в губы, развела ноги и свела их за его спиной, притягивая к своему телу. Его ладони гладили мою грудь, сжимая в пальцах соски, а мне этого было уже мало. Я чувствовала, как внизу становится жарко. Внутри все пульсировало и ждало, а он все медлил.

— Ромочка, ну пожалуйста! — шепнула ему на ухо, обнимая за шею.

И он послушался. Мучительно медленно он скользнул внутрь меня, раздвигая все на своем пути, тараня… Я протяжно застонала, кусая его за мочку уха, а он так же неспешно двигался во мне, подстегивая тягучее желание, что скапливалось где-то внизу живота. Наше дыхание переплелось, губы горели от жарких поцелуев, а внизу все тянуло, скручиваясь и требуя разрядки.

— Быстрее… Еще… — шептала я, подаваясь ему навстречу, разводя ноги так, чтобы он вошел глубже.

В какой-то миг мне показалось, что сердце пропустило удар, а потом тело вздрогнуло, прогибаясь в пояснице. Было немыслимо хорошо, что не хотелось дышать. Но вот воздух с сипом вырвался, а внизу стало очень горячо и пульсирующе…

Он дышал мне куда-то в макушку, а я счастливо обнюхивала его плечо. Жмурясь, подняла голову, глядя в его глаза. Облизнула губы и, легко поцеловав его, соскользнула с неудобной уже поверхности, наскоро приведя себя, натянула шмотки под его тяжелым взглядом. Он молчал, я тоже не горела желанием откровенничать. А потом, пошарив в кармане юбки, протянула помятую фотографию и, зардевшись, сказала:

— Не поставишь автограф?

Роман усмехнулся, взял фото, что-то написал и протянул мне.
Не глядя, я засунула вожделенный автограф в карман и, улыбнувшись, вышла из гримерки. Почти бегом направилась на выход, стараясь не попасться никому на глаза. И только на улице спокойно выдохнула, чувствуя в теле приятную дрожь, и решила глянуть, что он написал.
Достав и развернув фотокарточку, увидела надпись и в конце подпись:

“Спасибо тебе, чудесная девушка, за чудесные (пылкие) мгновения…”

Я рассмеялась, прижимая к себе чудом добытый автограф, и медленно пошла в сторону дома. Крылья ведь они и такие бывают, Red Bull окрыляет…

0

Автор публикации

не в сети 2 года

pasha1990

5
Комментарии: 0Публикации: 6Регистрация: 13-09-2019
Tagged

Добавить комментарий